Домой   Карта сайта   Контакты
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
ФЛАГОВ
ФЛАГИ СТРАН МИРА
В нашей энциклопедии флагов собраны флаги более чем 200 стран и территорий мира.
Главная » Статьи » "Секретные" эмблемы ВМФ образца 1941 года
Главная          Флаги мира          Вексиллогия          Статьи          Каталог сайтов          Контакты
 
 
Европа

Америка

Азия

Африка

Австралия





"Секретные" эмблемы ВМФ образца 1941 года








Следует отметить, что в описываемый период каждый из флотов располагал сухопутными частями, получающими общеармейское обмундирование. Преимущественно это были строительные батальоны, а также некоторые из стрелковых частей. Определённая часть флотского НЗ представляла собой армейское обмундирование, рассчитанное для применения этими частями.Вслед за выходом упомянутого совсекретного постановления от 18 января 1941 г.3, изменившего форму одежды и нормы снабжения Красной Армии «в целях ликвидации многообразия формы одежды, существующей в мирное время, и приближения ее к форме военного времени»4, трём «смежным» наркоматам: НКВМФ, НКВД и НКГБ  предстояло также принять соответствующие изменения для своих контингентов. Таким образом, задача «распространить» постановление от 18 января на армейские части флота послужила законным формальным предлогом для нововведения.Очевидно, что все утверждения о неприспособленности морской формы «для действий в береговых условиях как в мирное, так и в военное время» не имели под собой никакой серьёзной основы. А уж столь внушительная ссылка на её демаскирующий характер ровно два года спустя (здесь мы забегаем далеко вперёд) и вовсе будет дословно опровергнута самими же ее авторами.


Как покажут все последующие события, главным (и в определённый момент почти роковым для адмирала Кузнецова) поводом в стремлении переодеть моряков в армейскую форму следует считать широкомасштабную кампанию, развёрнутую руководством ВМФ с целью любыми средствами «выбить» у государства дополнительные фонды вещевого имущества и пополнить ведомственный НЗ. В данном случае в мобилизационную «копилку» отправлялись не только вещи флотского образца, снимаемые военнослужащими при переодевании, но и совершенно новое имущество планового текущего снабжения, высвобождаемое за счёт искусственно созданной потребности в армейском обмундировании.С таким набором «благих» целей Главный военный совет ВМФ (состоявший из двух человек: Наркома Н.Г. Кузнецова и Члена Военного совета А.А. Жданова) инициировал задуманную реформу. Как вспоминал в связи с другим похожим случаем,самН.Г. Кузнецов: «Пришлось оформить специальное постановление Главного военно-морского совета и обратиться в правительство»5.

Для пущей убедительности в обоснование предложенного проекта было положено несколько справок с расчётами начальника Управления снабжения ВМФ генерал-майора интендантской службы С.П. Языкова. В них экономические показатели реформы почему-то определялись не суммой затрат на флотскую и армейскую форму вместе взятых (применительно к численности контингента), а как результат сравнения стоимости действующих норм обмундирования и проектируемых новых норм с оптимистическими выводами в популярных категориях: «экономия» и «перерасход». Количественные показатели в виде численности личного состава, подлежащего переодеванию в армейскую форму, как это ни странно, ни заявлены, ни затребованы так и не были.В последние предвоенные месяцы решения на высшем уровне принимались быстро, и уже 9 апреля 1941 г. на заседании Политбюро по заслушанным накануне совершенно секретным докладам Н.Г. Кузнецова, Л.М. Галлера и И.И. Носенко7 было положительно решено с десяток чрезвычайно «дорогостоящих» вопросов, касающихся Военно-Морского Флота. В их числе оказалось и Решение Политбюро ЦК ВКП(б) №ПЗО/Ю4-ОП «О введении формы одежды и знаков различия, принятых в Красной Армии, для личного состава береговой обороны и авиации ВМФ»*. В тот же день участник заседания В.М. Молотов подписал одноимённое постановление СНК СССР №855-364сс9.

Первым пунктом постановления в ВМФ устанавливалась форма одежды двух родов войск Красной Армии: артиллерии и военно-воздушных сил. Первая из них (пункт «а») распространялась на весь личный состав береговой обороны (от рядового до генерала) и весь командный состав береговой службы, имеющий сухопутные командные звания. Вторая (пункт «б») была установлена всему личному составу авиации ВМФ (от рядового до генерала) и всех её учреждений и заведений.В соответствии с действующей практикой производства и приёмки каждая из новых эмблем должна была изготовляться в двух вариантах: «латунная» (для рядового и младшего начсостава) и «золочёная» (для начальствующего состава).Возвращаясь к тексту постановления от 9 апреля 1941 г., отметим наличие в нём одного немаловажного пункта: «4. Морское обмундирование, остающееся в связи с переодеванием вышеуказанного личного состава ВМФ, использовать: годное - для носки на сборах; новое - для заложения в неприкосновенный запас». Отметим, что в свете такой крупной победы над госаппаратом целый ряд сопутствующих малоудобных деталей и ограничений, включая даже установленный срок начала реформы  1 октября 1941 г.,  впоследствии был успешно преодолён.15 апреля 1941 г. под грифом «Совершенно секретно» вышел не менее важный документ: в этот день адмирал Н.Г. Кузнецов подписал приказ НКВМФ №0071, объявляющий постановление от 9 апреля и, что самое главное, устанавливающий весьма своеобразный «порядок проведения постановления в жизнь». Сравнивая данный приказ с основополагающим документом, несложно оценить дерзкий замысел авторов пресловутой реформы.Сразу бросается в глаза, что своим приказом Нарком ВМФ «в соответствии с объявляемым постановлением» приказывает перейти на ношение «указанной формы и знаков различия» двум дополнительным, нигде не упомянутым ранее категориям личного состава: инженерно-техническому составу береговой службы и всему ветеринарному составу ВМФ.Отдельной строкой оговаривалось: «Перечисленной группе военнослужащих ВМФ присвоить петличные знаки-эмблемы, установленные в Красной Армии для соответствующих родов войск, смонтированные на якоре».

Итак, масштабы нововведения существенно возросли, и вовлечённым в него контингентам военнослужащих в определённый срок предстояло получить армейскую форму одежды со специальными отличиями в виде целого набора ранее не существовавших знаков-эмблем, сдав полученное ранее флотское обмундирование на склад. Но руководство НКВМФ в безудержном стремлении к накоплению фондов добилось пересмотра всех ранее установленных сроков.Начальник Главного управления портов ВМФ, он же  главный идеолог накопления НЗ  генерал-лейтенант береговой службы С.И. Воробьёв поспешил лично вступить в переписку с СНК СССР, доказывая необходимость ускорить получение флотами армейского обмундирования, начав его немедленно. Иначе, по его расчётам, в силу затрат времени на приёмку, составление комплектов и рассредоточение новых вещей по складам, очередное молодое пополнение частей береговой обороны и авиации ВМФ (ожидаемое по плану в сентябре - октябре 1941 г.) имело все шансы получить не армейскую, а флотскую форму. А эта перспектива угрожала во многом лишить смысла всю многоходовую отчаянную комбинацию. Следует сразу отметить, что уже по сообщению Н.Г. Кузнецова от 8 мая 1941 г.13 вопрос о безотлагательном получении Наркоматом ВМФ достаточного количества армейского обмундирования был успешно решён. Все необходимое имущество должно было поступить в 3-м квартале в сроки, позволяющие произвести освежение НЗ.

Между тем, в рамках проработки процесса переодевания гарнизонов береговой обороны происходило дальнейшее уточнение, какую форму одежды  флотскую или общеармейскую предстоит носить тем или иным войсковым частям, учреждениям и военно-учебным заведениям. В итоге 23 мая адмирал Н.Г. Кузнецов утвердил «Типовой перечень кораблей, частей, учреждений и заведений ВМФ Союза ССР с разделением по форме одежды». Этот документ, ставший приложением к приказу НКВМФ от 23 мая 1941 г. №00107, ещё раз качественно пополнил ряды переодеваемых контингентов, затронув другие рода войск.Из числа родов сил и частей, могущих претендовать на собственные петличные эмблемы, в соответствующий раздел Перечня «. Общеармейская форма одежды» вошли: морская пехота, стрелковые, пулемётные, инженерные, сапёрные, технические, химические, танковые, автомобильные, инженерно-строительные, строительные и железнодорожные части.С максимальным обобщением действительной потребности в непосредственных отличиях одних специальностей от других следует считать установленным очередным совсекретным приказом НКВМФ №00107 следующий минимальный набор эмблем:

6.    Эмблема стрелковых войск, смонтированная на якоре;

7.    Эмблема инженерных войск, смонтированная на якоре;

8.    Эмблема химических войск, смонтированная на якоре;

9.    Эмблема автобронетанковых войск, смонтированная на якоре;

10.    Эмблема строительных войск, смонтированная на якоре.

В случае изготовления по довоенным кондициям все перечисленные эмблемы могли иметь два варианта: «латунная» (для рядового и младшего начсостава) и «золочёная» (для начальствующего состава).Начавшееся уже в июне 1941 г. переодевание личного состава частей береговой обороны и авиации ВМФ в общеармейскую форму вынудило военные советы флотов сознательно пойти на некоторое заранее запланированное смешение формы одежды.В условиях получения лишь минимального набора вещей: пилоток, шинелей, гимнастёрок и шаровар, части, переводимые на общеармейскую форму, помимо нательного белья и обуви, как правило, за неимением какой-либо альтернативы оставляли у себя флотские поясные ремни (и прочее снаряжение), чёрные зимние шапки и рабочее платье. Все эти «неуставные» предметы, контрастирующие с общеармейским обмундированием (а также целый набор вещей, однородных с армейскими: полушубки, валенки, рукавицы и пр.), следовало донашивать до истечения их установленных сроков носки. Эта специфическая особенность была отмечена ещё в майском приказе №00107, где было особо указано: «При переодевании максимально сократить период ношения смешанной формы одежды в частях, предусмотрев планами одновременное переодевание по Военно-Морским Базам».

Ещё одной «переходной» особенностью новой формы одежды береговой обороны и авиации ВМФ могло стать использование
предметов устаревшего образца. Дело в том, что попутно с переодеванием личного состава в общеармейскую форму производилось освежение НЗ, то есть изъятие с хранения и выдача в носку соответствующих пригодных предметов с закладыванием на его место поступающего от промышленности нового обмундирования. Так, НЗ, заложенный на хранение на складах Тихоокеанского флота и Амурской военной флотилии, содержал некоторое количество обмундирования, предназначенного для строительных частей и заложенного на хранение по большей части ещё в 1933 г. Гимнастёрки и фуражки изготовления десятилетней давности по качеству являлись новыми и годными к ношению, но по своей форме соответствовали давно отменённым образцам. Все эти предметы был выданы в носку, так как разница во внешнем виде красноармейской формы старого и нового образца была признана несущественной. Что касается начальствующего состава, то его представителям также подчас приходилось оставаться при флотском снаряжении и чёрной меховой шапке на зиму. Кроме того, во многих случаях при общеармейской форме средние и старшие командиры сохраняли свой летний головной убор  суконную фуражку начсостава ВМФ, как правило, не имевшую равноценной замены по нормам военного времени для Красной Армии. Помимо специальных эмблем армейская форма одежды военнослужащих ВМФ могла отличаться флотскими форменными пуговицами, пришиваемыми вместо красноармейских на гимнастёрки, изготовленные в период до августа 1941 г. на фабриках по заказу НКВМФ. Решение о таком отличии было принято Наркомом ВМФ Н.Г. Кузнецовым по докладу генерала Воробьёва 23 апреля 1941 г
.

К моменту начала войны с Германией общие запасы флотского и армейского обмундирования, накопленные усилиями НКВМФ, были настолько огромными, что позволяли ни больше и ни меньше, как удвоить численность ВМФ мирного времени14. При этом дислокация этих запасов выгодно отличалась от печально известных «головных обозно-вещевых складов» Наркомата обороны, размещённых Генеральным штабом вдоль западной границы и потерянных вместе со значительной частью неприкосновенного запаса вещевого имущества Красной Армии. Создавшийся к середине июля 1941 г. острейший дефицит обмундирования заставлял изыскивать любые возможные ре-
сурсы для обеспечения новым вещевым имуществом частей, убывающих на фронт.В этой обстановке Наркомат Военно-Морского Флота продолжал получать от промышленности готовое обмундирование и ткани на обеспечение своей программы по переодеванию в армейскую форму. Целый ряд текстильных и швейных фабрик был занят ударным выпуском военной продукции для нужд НКВМФ, обеспечивая ему всё более значительные резервы. 18-20 июля 1941 г. Народный комиссариат государственного контроля произвёл «выборочную проверку наличия основных видов вещевого имущества на складах 15 военно-морских баз ВМФ». Характерно, что контролёров в первую очередь интересовало наличие обмундирования армейского образца: пилоток, шинелей, гимнастерок и шаровар. 30 июля результаты проверки за подписью заместителя Народного комиссара госконтроля СССР В.Ф. Попова легли на стол Зампреда СНК СССР А.И. Микояна".

Проверка Наркомата госконтроля выявила невероятную затоваренность складов предметами флотского обмундирования, при этом были установлены расхождения между фактическим наличием вещевого имущества на складах и заниженными учётными данными Управления снабжения ВМФ.В своём ответе Н.Г. Кузнецов сетовал на «постановление СНК от 9 апреля» и «утверждённый план переодевания», но в итоге был вынужден принять все предъявленные требования, среди которых  сокращение заявки НКВМФ по армейскому обмундированию и обязательство пустить излишки флотской формы на обеспечение призываемых в береговую оборону и авиацию ВМФ2'. Таким образом, на плане переодевания в общеармейскую форму личного состава береговой обороны и ВВС ВМФ был поставлен крест, однако само понятие «части ВМФ, для которых установлена армейская форма одежды» никто не отменял, и до конца 1942 г. перечень таковых частей официально не пересматривался.Лишь к началу 1943 г. в руководстве Наркомата ВМФ окончательно сформировалось мнение, что число контингентов, получающих армейскую форму одежды, должно быть сокращено. Причём, как ни парадоксально  за счёт... артиллеристов береговой обороны и лётного состава ВВС ВМФ!Соответствующий «Типовой перечень...» был подписан начальником Главного управления Тыла ВМФ генерал-лейтенантом береговой службы С.И. Воробьёвым 3 января 1943 г.22 Однако для его введения в действие потребовалось решение высшего руководства страны.24 марта 1943 г. на имя Верховного Главнокомандующего поступила служебная записка от Зампреда Государственного Комитета Обороны В.М. Молотова:

 Мотивировалось это тем, что морская форма одежды демаскирует личный состав при исполнении служебных обязанностей. По указанному Постановлению Нар-комвоенморфлот должен был переодеть в общеармейскую форму 198,2 тыс. чел., а фактически переодел 146,9 тыс. чел. По сообщению НКВМФ  т. Кузнецова, опыт войны показал, что морская форма одежды не демаскирует артиллеристов береговой обороны и лётный состав авиации Военно-Морского Флота. В связи с этим т. Кузнецов просит установить для них морскую форму одежды, оставив общеармейскую форму лишь для личного состава частей ПВО, ВНОС, морской пехоты, связи, прожекторных, пулемётных и химических частей, личного состава авиабаз, полигонов, мастерских, автотранспортных и строительных частей. Считая предложение т. Кузнецова правильным, вношу на Ваше утверждение прилагаемый проект Постановления Государственного Комитета Обороны. Согласно проекту из 146,9 тыс. чел., одетых в общеармейскую форму, будет переодето в морскую 66,2 тыс. чел. И останется в общеармейской 80,7 тыс. чел. Необходимое количество обмундирования для этого у Наркомвоенморфлота имеется».

Ключевой фразой в этом красноречивом документе, бесспорно, следует считать последнюю. При этом полезно учесть начавшуюся реформу знаков различия, в ходе которой флотское обмундирование претерпело минимальные изменения и, по сравнению с обще армейским, приобрело значительно больше перспектив в плане долгосрочного хранения.На следующий день, 25 марта 1943 г. И.В. Сталин подписал Постановление ГКО №3079 «О сохранении морской формы одежды для артиллеристов береговой обороны и лётного состава ВВС Военно-Морского Флота»24, а ещё через день, 27 марта, адмирал Н.Г. Кузнецов подписал соответствующий приказ НКВМФ №009625. Согласно приказу, замену остающегося в носке обмундирования общеармейской формы на обмундирование морского образца предстояло произвести до окончания 1943 г. При этом так же, как и в 1941 г., и рядовым, и начальствующему составу предписывалось донашивать имеющиеся шапки, обувь и снаряжение (с той лишь разницей, что теперь это были серые шапки при чёрных шинелях, а не наоборот).







вернуться
 
 
© 2010 Вексиллогия - большая энциклопедия флагов.
Флаги всех стран и городов мира.
   Яндекс цитирования