Домой   Карта сайта   Контакты
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
ФЛАГОВ
ФЛАГИ СТРАН МИРА
В нашей энциклопедии флагов собраны флаги более чем 200 стран и территорий мира.
Главная » Статьи » Православное духовное образование в России
Главная          Флаги мира          Вексиллогия          Статьи          Каталог сайтов          Контакты
 
 
Европа

Америка

Азия

Африка

Австралия





Православное духовное образование в России





Православное духовное образование в России имело давнюю историю и разветвлённую сеть учебных заведений. К началу XIX в. в стране действовали четыре духовные академии (в Петербурге, Моек ве, Киеве и Казани), более 30 семинарий и более сотни местных начальных школ. 26 июня 1808 г. Александр I утвердил доклад специального «Комитета о усовершении духовных училищ», согласно которому все духовные заведения разделялись на четыре ступени (академии, семинарии, уездные и приходские училища), и штаты этих заведений. Для управления духовным образованием при Святейшем Синоде была учреждена Комиссия духовных училищ1. К августу 1814 г. комиссия разработала проекты уставов для всех четырёх типов духовных учебных заведений, которые и были высочайше утверждены 30 августа 1814 г. В уставах духовных семинарий и академий содержались также и расписания одежды воспитанников.Согласно уставу, ученикам духовных семинарий (заведений, дававших среднее духовное образование) полагалось выдавать сюртук синего сукна и суконный либо кожаный картуз, «способный к летнему и зимнему употреблению». Эти вещи должны были служить три года. Костюм дополняли панталоны и жилет с рукавами: зимой  суконные, а летом  китайчатые. В комплект также входили чулки, сапоги, косынки, сорочки и тиковый шлафрок (халат).


Однако тут же, в примечаниях, признавалось, что «по дороговизне» может оказаться невозможным снабдить всех учеников положенной одеждой. В этом случае предлагалось выдавать платье «токмо тем ученикам, которые имеют высший степень бедности». Новички должны были полностью износить собственную одежду, прежде чем претендовать на казённую. При этом новая одежда выдавалась преимущественно «отличным по благонравию и успехам», а прочих разрешалось одевать в поношенную, оставшуюся от выпускников либо выслужившую свой срок и прошедшую починку.Несколько лучше обстояло дело с экипировкой студентов духовных академий (высших духовных учебных заведений). Во время обучения они носили синий либо серый сюртук, и с ним жилет и панталоны (зимой  серого сукна, а летом  китайчатые). Головным убором служила круглая «пуховая» шляпа; выдавались также замшевые перчатки, чёрный шейный платок, сапоги, чулки и другие необходимые вещи. На последнем курсе студент получал фрак синего либо серого сукна, «дабы, при выходе из Академии, иметь пристойное одеяние».Выпускники академий, в зависимости от успехов, разделялись на два разряда. Наиболее успевающие (1-го разряда) удостаивались степени магистра и, если планировали остаться в духовном звании, получали знак отличия, обычно в виде малого креста на золотой цепочке для ношения в петлице. Выпускники2-го разряда получали степень кандидата богословия, а те из них, которые оказались «более сведущи в другой какой-либо науке, нежели в богословии»,  степень студента «с правами студентов университетских»4. Как известно, многие выпускники духовных учебных заведений отказывались от священнической карьеры; они вступали в гражданскую службу, становились учителями либо поступали в медицинские учебные заведения.

Император Павел I, желая пополнить число статских чиновников в центральных учреждениях и привлечь молодых дворян на гражданскую службу, указом от 1 января 1797 г. восстановил существовавший до 1760-х гг. чин коллегии-юнкера, полагавшийся по петровской Табели о рангах в 14-м классе5. Было положено иметь по несколько коллегии-юнкеров при Сенате и Герольдии, «при генерал-рекетмейстерских делах»* и при каждой коллегии, кроме военных. Кроме того, для молодых людей, не имевших необходимого образования, либо для которых не нашлось вакансий, был установлен чин «титулярного юнкера», вначале неклассный, а позднее также приравненный к 14-му классу, хотя и ниже коллегии-юнкера. Титулярных юнкеров предписывалось определять в низшие канцелярские должности и одновременно обучать в специальном заведении при Правительствующем Сенате. 14 января 1797 г. под ведением генерал-прокурора была учреждена Юнкерская школа при Петербургской канцелярии Сената. Целью школы провозглашалось «образование благородных чиновников для гражданской службы», а главным предметом являлось «правоведение, или юриспруденция». Кандидаты должны были иметь не менее 12 лет от роду и представить подтверждение дворянского происхождения. Срок обучения в школе составлял четыре года, но в зависимости от имеющегося у юнкера начального образования он мог быть значительно сокращён.

Обмундирование юнкеров в положении школы не описывалось. Но очевидно, что, будучи классными чиновниками, они должны были носить либо петербургский губернский мундир, либо коллежский (для тех коллегий, ^де он был установлен). Полагалась им и шпага с серебряным темляком.Поступление в юнкера открывало ранний доступ в классные чины и быстрый путь карьерного роста, что провоцировало злоупотребления, связанные с приёмом в это звание. В течение двух следующих лет число юнкеров выросло в несколько раз, причём многие из них не состояли ни при каких занятиях. В результате в июне 1799 г. Павел I был вынужден ограничить штатное число юнкеров 50 единицами, а остальных приказал отправить в распоряжение Военной коллегии для определения в полки. С этого момента приём на юнкерские вакансии должен был осуществляться лишь с ведома самого государя. В конце 1801 г. новым императором Александром I был утверждён план преобразования Юнкерской школы (иногда называемой также Юнкерским институтом при Сенате). Планом признавалось необходимым усилить преподавание правоведения и сопутствующих дисциплин. Кроме 30 юнкеров на казённом и 50 на собственном содержании в возрасте не моложе 14 лет, планировалось обучать также 15 воспитанников из «детей приказного звания», которых по выпуске определяли в канцеляристы.

Однако с учреждением в 1802 г. министерств и принятием программы народного просвещения оказалось, что образование, даваемое в Юнкерском институте, практически не превосходит знаний, преподающихся в гимназиях и уездных училищах, число которых в России стало увеличиваться с каждым годом. В университетах налаживалась подготовка учёных правоведов. Однако в государстве остро ощущалась нехватка юристов-практиков, прежде всего для судебного ведомства. В связи с этим 1 августа 1805 г. Юнкерский институт был упразднён, а взамен при Комиссии составления законов, под особым ведением Министерства юстиции, было открыто Высшее училище правоведения. В него принимались студенты, уже окончившие гимназию либо университет, в количестве 25 человек, и обучались в течение трёх лет. С самого поступления они числились на действительной службе, а по выпуске определялись в «судебные места» с чином коллежского секретаря10. Чин же коллегии-юнкера просуществовал ещё некоторое время, а в апреле 1811 г. был окончательно упразднён.Высшее училище правоведения функционировало всего около четырёх лет. В 1809 г. то разным неудобствам» курс учения в нём был остановлен, а в 1816 г. оно было окончательно упразднено под предлогом того, что в стране к тому времени были «устроены многие публичные учебные заведения, где юношество с пользою может образовать себя».

Вернулись к идее создания высшего юридического учебного заведения лишь в середине 1830-х гг., по инициативе и на средства принца Петра Георгиевича Ольденбургского, который и стал первым его попечителем. Первоначальный устав заведения, получившего название Императорского училища правоведения, был утверждён 29 мая 1835 г.13, открытие его состоялось 5 декабря того же года14. Согласно уставу, училище предназначалось «для образования юногие-ства на службу по части судебной»; в него принимались только дети потомственных дворян в возрасте от 12 до 17 лет общим числом 150 человек. Учение продолжалось шесть лет, причём два младших класса (5-й и 6-й) составляли начальный курс, а старшие (с 1-го по 4-й)  курс «окончательный». По статусу училище было приравнено к Царскосельскому лицею. 27 июня 1838 г. был утверждён несколько скорректированный устав, по которому курс учения был увеличен до семи лет; четыре младших класса (с 4-го по 7-й) были названы «приуготовительными», а три старших  «окончательными». Приём был ограничен возрастом от 12 до 15 лет.

Б новом уставе описывалась и форменная одежда воспитанников. Им присваивался тёмно-зелёный мундир со светло-зелёными суконными воротником и обшлагами, с чёрной выпушкой на воротнике. Пуговицы полагались золочёные, сенатского чекана; панталоны были того же цвета, что и мундир; всем была присвоена треугольная шляпа. «Окончательный» курс имел на воротнике мундира по одной золотой петлице, а начальный курс  по одной серебряной. Ещё 11 июля 1837 г. воспитанникам 1-го, 2-го и 3-го классов была присвоена шпага без темляка16; в уставе 1838 г. это право было сохранено только за воспитанниками старшего или 1-го класса; причём, как и в Лицее, шпага полагалась не гражданская, а пехотная. Согласно расхожей легенде, именно из-за ярко-зе-лёной с золотом отделки мундиров, а также из-за манеры «пыжиться», кичиться своим привилегированным училищем, учеников-правоведов прозвали в Петербурге «чижиками-пыжиками». Здание училища располагалось на набережной Фонтанки, поэтому именно там «чижик-пыжик водку пил»..В самом училище воспитанники носили тёмнозелёные однобортные куртки со скошенным воротником без петлиц и серые панталоны: зимой  суконные, летом  нанковые. Шинель полагалась тёмно-зелёная, офицерского покроя, со светло-зелёным суконным воротником. По-видимому, использовались и фуражки (тёмно-зелёные, со светло-зелёным околышем), хотя упоминания о них в уставе не было.

В каждом классе и его отделениях назначались старшие среди воспитанников, отличавшиеся примерным поведением и пользовавшиеся авторитетом среди товарищей. Таким ученикам на воротниках курток полагались «особые отличия», вид которых в уставе не оговаривался. Однако мы можем видеть их на картине С. Зарянко «Зал Училища правоведения с группами учителей и воспитанников», запечатлевшей преподавателей и учеников-правоведов в различных видах форм в 1840-1841 гг. Часть воспитанников одета в мундиры, часть  в куртки; на воротниках курток видны петлички из узкого галуна, а у некоторых и унтер-офицерский галун по краю. Очевидно, что это и есть старшие воспитанники отделений и классов, специально собранные на переднем плане картины.


Забегая вперёд отметим, что после вступления на престол Александра II в 1855 г., когда «фрачные» мундиры в Училище правоведения заменялись полукафтанами, отличия старших воспитанников были введены и на парадной форме: старшим в классах были присвоены по три петлицы на обшлагах мундира, у каждой пуговицы, а «подстаршим»  по одной петлице (только под средней пуговицей). Петлицы полагались из того же галуна, что и на воротнике18. Мундиры с этими отличиями просуществовали у правоведов до самой революции практически без изменений. Межевые и землемерные училища. К ведомству Министерства юстиции принадлежало также Константиновское межевое училище, преобразованное в 1819 г., при реорганизации Межевого корпуса, из Константиновской школы, существовавшей в Москве при Межевой канцелярии. Школа была учреждена ещё в 1779 г. и названа в честь рождения цесаревича Константина Павловича. По штату 1796 г. в школе полагалось 100 учеников; в 1819 г. это число было удвоено, и после шести лет обучения воспитанники училища стали производиться в землемеры 14-го класса19. Уставом, утверждённым 10 мая 1835 г., училище было преобразовано в Константиновский межевой институт. В этом же уставе была описана, хоть и весьма кратко, форма одежды воспитанников.

В двух младших классах одежду воспитанников составляли тёмно-зелёные куртки, а в старших  мундиры того же цвета, с чёрными стоячими суконными воротниками и белыми пуговицами, и панталоны навыпуск: зимой  тёмно-зелёного сукна, а летом  фламского полотна. Головным убором служила тёмно-зелёная фуражка с голубым кантом, а верхней одеждой  серая шинель офицерского покроя с чёрным стоячим суконным воротником20. Возможно, на воротниках и обшлагах мундиров и курток имелась голубая выпушка, а околыш фуражек был чёрный, но подтверждения этому мы не имеем. Приведённое описание формы было без изменений повторено и в новом уставе института, принятом 27 апреля 1844 г.21 А спустя ещё пять лет институт был преобразован в военно-учебное заведение, и его воспитанники получили обмундирование кадетского образца.

С 1843 г. землемерных чинов для Министерства юстиции стало готовить также Мариинское межевое училище, учреждённое под ведомством Петербургского опекунского совета. В училище принимались мальчики-сироты из детей личных дворян, в возрасте 10-12 лет. Курс и программа обучения строились по образцу Константиновского института. Сходной, по-видимому, была и форма одежды воспитанников (тем более что мундиры Межевого корпуса и Мариинского ведомства имели одинаковые цвета, отличаясь лишь цветом пуговиц). В 1851 г., после военизации Межевого корпуса, Мариинское межевое училище было упразднено, а воспитанники его присоединены к Гатчинскому сиротскому институту.Потребность в образованных землемерах и топографах оставалась высокой как в центральных ведомствах, так и на местах. При ряде губернских гимназий были учреждены землемерные классы и отделения. Для созданного в 1837 г. Министерства государственных имуществ собственных специалистов стал готовить Лесной и межевой институт. Все заведения этого профиля относились к училищам 2-го разряда, т.е. давали своим выпускникам среднее специальное образование и право на низший классный чин.

28 июля 1828 г. было учреждено Землемерское училище при Департаменте уделов. В него принимались юноши из детей нижних чинов придворного ведомства, общей численностью 50 человек; не запрещался приём молодых людей и из других свободных сословий. Воспитанники разделялись на два класса  старший и младший; обучение длилось четыре года; выпускники получали чин 14-го класса и обязывались прослужить десять лет по землемерной части в удельном ведомстве.Одежда воспитанников состояла из куртки и фуражки тёмно-зелёного цвета и суконных тёмно-серых панталон навыпуск, летом заменявшихся белыми холстинными. Зимой носили серую шинель с тёмно-зе-лёным суконным воротником. Воспитанники 1-го (старшего) класса имели галун на обшлагах курток. «Надзирателям», назначенным из лучших учеников 1-го класса, а также и другим отличникам, полагался галун и на воротнике.

В «Прибавлении к установлениям Императорской Академии Художеств», утверждённом 19 декабря 1830 г., о содержании которого мы в своё время уже рассказывали26, было приведено, среди прочего, и подробное описание форменной одежды воспитанников Академии, или академистов. Парадный мундир («кафтан») им полагался из тёмно-синего сукна с суконными же воротником и обшлагами. Мундир застёгивался на девять медных пуговиц с изображением лиры и носился с чёрным галстуком, тёмно-синими брюками навыпуск и суконной фуражкой того же цвета. Воспитанники 2-го (младшего) отделения имели на каждой стороне воротника одиночную, а 1-го (старшего) отделения  двойную петлицу золотого галуна. Академисты, награждённые «первой серебряной медалью», нашивали также по одной петлице на обшлагах; «старшие для порядка» академисты каждого отделения носили на обшлагах по две петлицы, а старшие академисты, одновременно награждённые медалью, - по три петлицы. Вольноприходящим воспитанникам те же петлицы полагались не золотые, а серебряные.

Интересно отметить, что в соответствии с покроем академических мундиров обшлага полагались разрезные, с пуговицами сзади у разреза (нижняя была на обшлаге, и ещё две . Соответственно, и петлицы располагались горизонтально в задней части обшлагов. В описании этот вопрос особо не оговаривался и остался бы непрояснённым, если бы не картина Григория Михайлова «Вторая античная галерея в Академии Художеств», на которой в углу художник изобразил сам себя, в мундире с отличиями старшего академиста 1 -го отделения.Автопортреты художников, учившихся в Академии Художеств, позволяют установить, что описанная форма существовала и до 1830 г. Александр Иванов, окончивший Академию в 1828 г., запечатлел себя в синем мундире с одиночными петлицами. В подобной же форме изображён Карл Брюллов на рисунке-автопортрете, выполненном около 1814 г. Представляется логичным, что сами синие мундиры были введены для воспитанников Академии в 1804 г., вслед за мундирами преподавателей и чиновников. Петлицы же на воротнике, если и не появились сразу, то, судя по всему, были установлены в течение следующих десяти лет.

Ещё раз возвращаясь к документу 1830 г., добавим, что в нём содержалось описание и повседневной одежды воспитанников Академии. Зимой она состояла из тёмно-синей куртки без фалд, с отложным воротником и девятью медными пуговицами, при тёмно-синих же суконных брюках, а летом - из куртки «серенького полуказимира по образцу» и белых полотняных брюк.Осенью 1839 г. император распорядился преобразовать училищную часть Академии Художеств, отменив проживание учеников в Академии, с тем «чтобы желающие обучаться художествам посещали только художественные классы, как вольноприходящие»28. Преподавание общеобразовательных предметов также было отменено.Окончательно преобразование было утверждено 4 марта 1840 г. Ученикам Академии было разрешено носить «в Академии и вне оной» академический мундир (за исключением специальных групп учеников из путейского, горного и других ведомств, которым были присвоены свои особые мундиры. Поскольку необходимость различать пансионеров и вольноприходящих теперь отпала, то все воспитанники, очевидно, стали носить только золотые петлицы. Впрочем, с этого времени употребление мундиров учениками Академии Художеств в связи с необязательностью резко сократилось.


В 1801 г. при Экспедиции кремлёвского строения в Москве была открыта архитекторская школа, готовившая главным образом специалистов по обслуживанию дворцового комплекса Московского Кремля. В 1831 г. школа получила наименование Московского дворцового архитектурного училища. В училище принимались дети придворных служителей и вообще молодые люди всех сословий, пользовавшихся правами государственной службы. Согласно уставу, утверждённому 20 ноября 1831 г.30, цель училища состояла в подготовке архитекторов для казённой службы, «совершенно сведущих в теоретической и практической части архитектуры». В теоретическом отделении училища обучались 30 воспитанников, разделённых на три класса. Форменная одежда для учеников уставом не описывалась; возможно, её и не полагалось, поскольку ученики считались приходящими и проживали в собственных домах с родителями. По завершении обучения они получали чин 14-го класса и в звании архитекторских помощников продолжали практическое обучение в архитектурной чертёжной при училище. В 1835 г. училище было отделено от Московской дворцовой конторы и подчинено непосредственно министру Императорского двора31. В том же году оно было причислено к учебным заведениям 2-го разряда. По новому уставу 1842 г. в нём полагалось уже 100 штатных учеников32. Училище просуществовало до 1866 г.

27 апреля 1832 г. в Петербурге было открыто Училище гражданских инженеров, призванное готовить специалистов по «содержанию, исправлению и устроению дорог и мостов, находящихся в гражданском ведомстве», и по производству других инженерных работ, требующих познаний в гидравлике и механике, а также в землемерной части и архитектуре. Училище было подчинено Главному управлению путей сообщения. В училище направлялись юноши из дворян или обер-офицерских детей, по два от каждой губернии Европейской части России; принимались также и своекоштные воспитанники из дворян. Курс учения продолжался четыре года; выпускники получали чин 14-го (лучшие  12-го) класса и, как правило, возвращались в свои губернии на инженерные должности. Воспитанникам Училища гражданских инженеров была присвоена форменная одежда, имевшая отличия как Корпуса инженеров путей сообщения, так и гражданского путейского ведомства. Они носили однобортный мундир тёмно-синего сукна, с чёрными бархатными воротником и обшлагами, тёмно-синие брюки и того же цвета фуражку с чёрным бархатным околышем. На воротнике, обшлагах и фуражке, а также в боковых швах брюк полагалась светло-зелёная выпушка. Пуговицы на мундире были белые плоские. Воспитанники «верхнего» класса имели на воротнике мундира по одной галунной серебряной петлице. Галстуком служил платок из чёрной тафты, по-офицерски обматывавшийся вокруг шеи. Летом вместо суконных брюк носили белые полотняные. Тёплой же одеждой служила тёмно-серая шинель с пелериной, с чёрным бархатным стоячим воротником со светло-зелёной выпушкой и с шестью плоскими белыми пуговицами.

В 1830 г. Николай I, по предложению министра внутренних дел, повелел «обучать на казённом иждивении в Императорской Академии Художеств гражданской архитектуре и вспомогательным к оной наукам и искусствам некоторое число молодых людей из дворян или из обер-офицерских детей». После полного шестилетнего обучения выпускников планировалось стажировать в Строительном комитете МВД, а затем определять на должности губернских архитекторов33. В 1834 г., после передачи всей гражданской строительной части из МВД в ведомство путей сообщения, будущие архитекторы стали обучаться в Академии уже на счёт Главного управления путей сообщения и публичных зданий34. Число таких пансионеров было определено в 50 человек; проживая и обучаясь вместе с академистами, они носили одинаковую с ними форменную одежду и подчинялись тем же правилам распорядка и внутреннему надзору.Осенью 1839 г., в связи с описанной выше реорганизацией Академии Художеств, обучавшихся в ней пансионеров ведомства путей сообщения было решено поселить неподалёку в отдельном доме. Для надзора за воспитанниками и обслуживания их был набран особый штат во главе с инспектором, состоявший из офицеров Корпуса инженеров и Строительного отряда путей сообщения, а также нижних чинов и прислуги. Для самих пансионеров была введена новая форма одежды. Она была аналогична существовавшей в Училище гражданских инженеров, но с заменой бархата на воротниках, обшлагах и околышах чёрным сукном.8 января 1841 г. контингент пансионеров путейского ведомства при Академии Художеств получил статус отдельного учебного заведения под названием Архитектурного училища, состоявшего при Главном управлении путей сообщения и публичных зданий. Целью училища было постановлено «образование, с содействием Императорской Академии Художеств, воспитанников для занятия, при губернских и областных строительных комиссиях, должностей архитекторов и их помощников». Штат персонала, число воспитанников и табель их обмундирования остались прежние, установленные в 1839 г.37









вернуться
 
 
© 2010 Вексиллогия - большая энциклопедия флагов.
Флаги всех стран и городов мира.
   Яндекс цитирования