Домой   Карта сайта   Контакты
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
ФЛАГОВ
ФЛАГИ СТРАН МИРА
В нашей энциклопедии флагов собраны флаги более чем 200 стран и территорий мира.
Главная » Статьи » Пехотные ранцы в армии Александра I
Главная          Флаги мира          Вексиллогия          Статьи          Каталог сайтов          Контакты
 
 
Европа

Америка

Азия

Африка

Австралия





Пехотные ранцы в армии Александра I






Единственной существенной разновидностью ранца 1807 г. следует считать ранец барабанщиков, имеющий ряд конструктивных отличий. Сама необходимость подобной переделки была обусловлена различием манеры ношения барабана в строевом и походном положении: в строю барабан носился на плечевой барабанной перевязи, а в походе  на специальном ремне за плечом. В последнем случае высоко подвешенный ранец мешал удобству ношения барабана, поэтому исключительно для походного положения вновь вернулись к прежнему ношению ранца  через правое плечо. Учитывая, что никаких специальных приспособлений в табеле предусмотрено не было, проектировщики придумали достаточно оригинальный способ крепления: длинный ремень шириной чуть более вершка с каждой из боковых сторон ранца продевался в две пришитые петли, а на концах пристёгивался за две обычные деревянные пуговицы (как и плечевые ремни). В строю же этот длинный ремень продевался в кожаную петлю на задней стенке и таким образом формировал уже два плечевых ремня, на которые надевались две части нагрудного ремня  с пряжкой и с отверстиями. Описание это сделано на основании единственного дошедшего до нас ранца барабанщика, хранящегося в частной коллекции во Франции.

Очевидно нелишним будет отметить, что ношение барабанщиками ранца через оба плеча не было слишком распространено, так как лишь на одном из многих выявленных иконографических источников ранец у барабанщика надет подобным образом. В этих же источниках уже с 1815 г. регулярно изображается другой вариант ранца барабанщиков, упомянутый в «Описании амуниции пехотного солдата и правилах для носки оной» от 26 сентября 1817 г.: «Барабанщикам, для удобнейшей носки в походе барабанов, за левым плечом носить ранец на ремне чрез правое плечо, так чтоб верхний край ранца был вершком выше пояса мундира позади. Ремень сей носить под погоном; ширина его должна быть полтора вершка, а длина по толщине человека: дабы можно было носить ранец, как выше сказано, пристегивать его к ранцу на две продолговато выточенный деревяшки, кои должны быть прикреплены к бокам ранца в двух с половиною вершках от верхняго края онаго». К сожалению, ни детального описания такого образца, ни самих подобных сохранившихся ранцев нам выявить не удалось; судя же по изображениям, ремень пристёгивался к деревянным костылькам с помощью подшитых изнутри петель (так как концы самого ремня оставались свободными).

ПЛЕЧЕВЫЕ И НАГРУДНЫЙ РЕМНИ


Основными документами, почти на 10 лет определившими вид упомянутых ремней, стали «Описание, каким образом солдату одеваться в походе» 1808 г. («Ремни у ранца, коими застёгивается оной чрез плеча, должны быть шириною в 1‘А вершка, мягкие, белёные мелом, разведённым на воде без клею...»)' и приказ Военного министра от 11 апреля 1809 г. («По Высочайшему повелению предписываю по всей Армии следующее: 1-е. У ранцев быть поперечным на груди ремням, кои должны быть пришиты с левой стороны к плечному ремню, а с правой застёгиваться пряжкою, коей находиться у самого плечевого правого ремня. Поперечному же ремню быть должно так высоко пришиту, дабы он находился между первыми и вторыми пуговицами кафтана. Сим поперечным ремням, а равно и манерочным быть набелёными. При носке же ранцев наблюдать, дабы ремни правой плечевой и поперечной были сверх шинели, находящейся на плече»).
Ширина ремней претерпела изменение, очевидно, в 1815-1817 гг., так как в перечне используемой амуниции, датированном 15 апреля 1817 г., упоминались ремни к ранцам «лосиные для гренадерских и пехотных полков Гвардии и Армии  шириной в 1‘А вершка» и «глянцевые для егерских и карабинерных полков Гвардии и Армии  шириной в 1 вершок»3.

В «Описании...» от 26 сентября 1817 г вновь устанавливалась прежняя ширина ремней:
«Ширина ранцовых плечевых ремней полтора вершка, а нагрудного ремня три четверти вершка..О строчке ранцовых ремней.  В полках и баталионах Лейб-Гвардии всем ранцовым, плечевым, нагрудным, шинельным и манерочным ремням быть нестроченым; во всех же прочих полках и батальонах строчить оные, как портупеи и перевязи. Всем полкам и баталионам иметь все сии ремни выбеленные лосинные, исключая Карабинерных и Егерских полков, коим иметь оные черные кожаные глянцевые... ».Отсутствие прострочки ремней в гвардии могло объясняться следующими соображениями: во-первых, как правило, прострачивалась непрочная старая или дряблая лосина, а для гвардии, что естественно, выбирали качественную кожу, не нуждающуюся в укреплении; во-вторых, в гвардии была существенно упрощена замена вещей, не выслуживших положенного срока, и даже растянувшиеся ремни могли быть оперативно заменены.Что касается самой прострочки, то на большинстве сохранившихся ремней она существует на перегибах у плеча, где ремень наиболее подвержен растяжению; при этом стежки идут с изнаночной стороны и совершенно не видны на лицевой.

ПРЯЖКИ

Ранцы снабжались прямоугольными од-ношпеньковыми пряжками, вырубленными из полосового несортового железа толщиной до 3 мм (реже  гнутыми из железной проволоки). Ранец образца 1802 г., хранящийся в ВИМАИВиВС, имеет квадратные пряжки для застёгивания крышки размером 32 мм и пряжки для плечевого ремня размером 35x42 мм. Размеры пряжек ранцев 1807-1825 гг. широко варьировались: на сохранившихся образцах встречаются пряжки 16x20, 18x25, 21x30 мм. Пряжки ранца с атрибуцией Интендантского музея «Ранец Преображенского полка 1812 г.» из коллекции Музея военной формы одежды сделаны из лужёного железа и имеют жестяные валики, хотя, по всей видимости, лужёные пряжки на ранцах до 1817 г. встречались нечасто.

В «Записке образцовым вещам», датированной 6 февраля 1817 г., упоминаются «ранец с 3 чёрными пряжками, употребляемый ныне» и «вновь введённый ранец с 3 белыми пряжками» (то есть, лужёными). Там же содержится информация об используемой железной пряжке нагрудного ремня5 (эта пряжка имела большие размеры  до 30x50 мм), которая заменялась медной. Интересно, что уже в апреле 1817 г. медные пряжки к нагрудному ранцевому ремню было решено оставить лишь в гвардии, для армии же по-прежнему предназначались железные пряжки6. При этом в «Описании амуниции пехотного солдата и правилах для носки оной» от 26 сентября 1817 г. специально оговаривалось, что уже выданные в армейские полки медные пряжки заменять не следовало, а размеры и материал нагрудной пряжки определялись весьма строго: «нагрудная пряжка четвероугольная в ширину онаго [нагрудного ремня шириной % вершка — Авт.]; медная в полках Лейб-Гвардии, исключая Егерскаго, Финляндскаго и Гвардей-скаго Экипажа, коим иметь оную, как равно и всем прочим полкам и баталионам, железную».

КРЕПЛЕНИЕ ВЕЩЕЙ К РАНЦУ 1807 г.

К центру крышки ранца с помощью узкого ремня привязывалась манерка. Ремень под днищем манерки проходил под центральным ремнём крышки; в дальнейшем, в зависимости от длины ремня, он либо продевался в верхние петли на задней стенке ранца, либо огибал антабку средней пряжки крышки.«Манерка белого листового железа, сделанная по образцу, пристёгивается к ранцу так, чтоб нижний край ея крышки был наравне с верхом ранца; ширина всех манерочных ремней полвершка. Чтоб пристегнуть манерку к ранцу, должна быть петля из кожаного ремня привязана к петлям, к коим прикреплены плечевые ранцовые ремни; длина ея определяется толстотою ранца.  Манерочный ремень продевается сквозь ремень, коим застегивается средняя пряжка крышки ранца, потом вверху ранца сквозь помянутую петлю, а по бокам манерки сквозь ушки оной; внизу же под манеркою и под средним ремнем крышки застёгивается железною четвероугольною пряжкою в ширину оного».

Поверх ранца образца 1807 г. в ряде случаев продолжали привязывать скатку шинели. Так, в приказе по Лейб-гвардии Егерскому полку от 17 октября 1808 г. содержалось следующее описание: «Завтрашнего числа к 7 часам обеим батальонам быть готовым к параду во всей форме и в ранцах, шинели скатанные иметь на ранцах в трубках, кои чтоб были не длиннее ранцев и скатаны гораздо крепче, чтобы было видно на шинелях с правой стороны по две пуговицы, а манерки уравнять с всего полка по одной форме...»Во время заграничных походов 1814— 1815 гг. в практику прочно вошла манера ношения сверху ранца зимних панталон, свёрнутых и вывернутых в краги; подобные скатки хорошо заметны на акварелях И.А. Клейна, датированных 1815 г. На одной из этих акварелей можно увидеть и привязанный к ранцу артельный котёл  в чехле.

НАПОЛНЕНИЕ СОЛДАТСКОГО РАНЦА ОБРАЗЦА 1802 г.

Сведения о наполнении ранца образца 1802 г. достаточно фрагментарны. Так, в приказе по Лейб-гренадерскому полку от 12 февраля 1807 г. солдатам предписывалось иметь в ранце «на поход 3 рубашки, 1 носки,1 летние панталоны, одни портянки, мыло и щетку для чистоты, фуражную шапку» (провиант, очевидно, подразумевался); 6 марта этот приказ был повторен, причём особо оговаривалось, что в ранце не должны переноситься патроны; наконец, 23 марта цесаревич Константин приказал изъять из ранцев у солдат все лишние вещи и оставить их в г. Юрбах.Отличный от указанных способ укладки был описан в приказе по Литовскому пехотному полку в августе 1817 г.: на марше нижним чинам предписывалось «иметь в ранцах 4-х дневный провиант, положенный запас крупы, зимние панталоны и, если возможно, две пары портянок, а краги приказано было завернуть в середину шинелей»

В «Описании амуниции пехотного солдата и правилах для носки оной» от 26 сентября 1817 г. укладке вещей был посвящён отдельный абзац:
«Правило, какая вещи пехотной солдат должен иметь в ранце и как их в оныя укладывать. Ранец внутри в длину разделяется холстом на две половины. В первой половине к манерке: сухарей на три дня; одна пара подошв стоймя. Во второй половине от спины: панталоны: в летнее время зимние, а в зимнее летние; шерстяные носки и портянки; чемоданчик с поклажею, ниже сего показанною; наушники; галстук; рукавицы, в летнее время; щёток три по бокам ранца стоймя: одна платяная, одна белильная, одна сапожная. Накременник с 12 каменными кремнями; тёрок для чистки ружей  пуговичная дощечка для чистки пуговиц, сапожный товар; рубах две, фуражная шапка; полунагалище. В чемоданчике: игольник, ножницы, ножик, нитки, напёрсток, шилья, дратва, мыло, вакса, кирпич, гребёнка. Гренадеру же, фюзилеру и карабинеру, сверх того, иметь фабру и железную гребёнку». Отметим, что последняя оговорка однозначно указывает на то, что только в упомянутых ротах солдатам разрешалось носить усы.

Наконец, в полковой истории того же Литовского полка подробным образом был отражён процесс смотра полка в 1826 г.: «...Начался, по сборе полка, обычный осмотр командиром полка пригонки амуниции но приказывали скидать ранцы, и часто в виду врага; но Французы никогда их не снимали, особенно перед неприятельским дулом. От этого именно под Аустерлицем два мушкетёрских батальона Новгородского полка, открывавшие шествие союзного центра, смешались, ринулись назад и были началом величайшего расстройства всей 4-й колонны.Сколько помню, Д.С. Дохтуров только один раз велел людям снять ранцы, когда он послан был в обход к Дирнштейну; но тут мы не были в виду неприятеля, и могли даже припрятать наши ранцы... Дмитрий Сергеевич приказал нам становиться в ружьё. Когда сложили с себя ранцы по-шереножно, у одной длинной каменной ограды, нас вывели из города, и мы тотчас очутились посреди гор и пропастей».

Во время кампании 1812 г. известны два случая оставления ранцев перед боем. Так, И.Ф. Паскевич вспоминал о сражении при Салтановке 11 июля 1812 г.: «Я выбрал один батальон Орловского, другой Нижегородского полка, и чтобы идти быстрее, приказал оставить ранцы... Как ранцы двух батальонов 26-й дивизии были оставлены, то другие два батальона должны были их принести. Они пришли уже к концу дела». В рапорте же генерал-майора И.С. Дорохова о взятии Вереи 28 сентября 1812 г. отмечалось: «Часть, назначенная на штурм, состояла из 200 выбранных егерей, 200 человек Полоцкого и 200 человек Вильмостранского полков и из 3 ескадронов Елисаветградского гусарского полка и 4 орудий конной артиллерии... Около 11-ти часов вечера прибыл я к селению Волченки, где, дав солдатам 3 часа отдохновения и оставя ранцы атакующей части под прикрытием одной роты, сам в 2 часа пополуночи двинулся вперед...»

С некоторыми оговорками к подобным случаям можно отнести и перевозку башкирами егерских ранцев во время действия в арьергарде в начале войны 1812 г., описанного офицером 1-го егерского полка М.М. Петровым: «По этим местам мы пропасть полей и перелогов исплутали, не имея нигде и в намеке военных дел, опричь кое-где пошлых казачьих “чу и гиков”. Спасибо еще нашему атаманушке батюшке Матвею Ивановичу, что он в чрезвычайных движениях этих давал нашему полку два Башкирских полка возить: ранцы, шанцовые инструменты и заслабелых егерей; а без того все они, не рожденные быть конями, сгинули бы в отделку от беготни по извилистым тропам героев донских».Наконец, в ряде случаев для облегчения длительных маршей ранцы могли перевозиться отдельно от строевых подразделений, но в то же время в пределах досягаемости. Как правило, для этого использовались обывательские подводы: например, 27 февраля 1807 г. был отдан приказ Лейб-гренадерскому полку снять ранцы и положить их на подводы «за шлагбаумом у Пскова». Иногда помощь в транспортировке ранцев оказывалась и внутри подразделений, чему свидетелем стал уже упомянутый М.М. Петров: во время форсированного марша отряда генерал-майора И.С. Дорохова в период с 15 по 26 июля, когда полки двигались без ночёвок, а только с краткими привалами, «...офицеры 1-го и 18-го егерских полков изъявили чрезвычайную любовь к своим подчиненным: они верховых своих лошадей навьючили ранцами обессилевших солдат»




вернуться
 
 
© 2010 Вексиллогия - большая энциклопедия флагов.
Флаги всех стран и городов мира.
   Яндекс цитирования