Домой   Карта сайта   Контакты
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
ФЛАГОВ
ФЛАГИ СТРАН МИРА
В нашей энциклопедии флагов собраны флаги более чем 200 стран и территорий мира.
Главная » Статьи » Музей Ампери - уникальнейший военный музеей Франции и мира
Главная          Флаги мира          Вексиллогия          Статьи          Каталог сайтов          Контакты
 
 
Европа

Америка

Азия

Африка

Австралия





скачать фильмы торрент

Музей Ампери - уникальнейший военный музеей Франции и мира





Музей Ампери  один из уникальнейших военных музеев Франции и мира  был основан известными марсельскими коллекционерами Жаном и Раулем Брюнона-ми. В основу его собрания была положена коллекция Брюнонов, собиравшаяся в течение многих лет. Первоначально музей, располагавшийся в родном городе братьев Марселе, назывался «Архив и коллекция Жана и Рауля Брюнонов».
Но в 1967 г. французское правительство приобрело эту коллекцию, сделав её официальным депо (филиалом) Музея Армии. В этот же период она была перевезена в Салон-де-Прованс в замок Ампери, благодаря чему получила впоследствии название «музей Ампери».


Коллекция музея Ампери неизменно поражает воображение не только многочисленных посетителей, но и искушённых специалистов. Один из выдающихся униформологов Франции Эжен-Луи Бюкуа, увидевший впервые коллекцию Брюнонов, отзывался о ней не иначе как о «грандиозном творении»'. В наши дни интерес к этому собранию не только не угасает, но и с каждым годом растёт. Подтверждением тому могут служить многочисленные публикации, среди которых особое место занимают труды Винсана Буржо, а также совместные работы Жана-Луи Риччио-ли и Бертрана Мальво. Но, несмотря на целый ряд специальных работ, нельзя сказать, что коллекция Брюнонов на сегодняшний день изучена полностью. Среди экспонатов, ещё не привлекавших особого внимания специалистов, нас заинтересовал манекен, представленный в экспозиции музея, зал №V «Кампании 1812-1814 гг.», и одетый в подлинную шинель модели 1812 г. Именно этот экспонат и стал «ядром» небольшой статьи, представленной ниже.Использование манекенов, с нашей точки зрения, является наиболее удачным способом экспонирования и, несмотря на ряд нареканий, позволяет в целом представить внешний вид солдат прошлого. Мы хотим познакомить читателей с сохранившимися материальными источниками, относящимися к т.н. походной форме линейной пехоты конца 1-й Империи.

Начать стоит с головного убора кивера вольтижёрской роты 79-го полка линейной пехоты с бляхой модели 1812 г. Сразу оговоримся, что кроме киверной бляхи и подбородной чешуи ничто больше не соответствует проекту регламента 1812 г.6 Основываясь только на тексте этого документа, без учёта иллюстраций, можно утверждать, что кивер вольтижёрских рот полностью должен был соответствовать моделям киверов фузилеров, за исключением жёлтых султанчиков из конского волоса. Данный же экземпляр является ярким примером отхода от основных положений проекта регламента Бардена. Принимая во внимание, что подобный тип кивера был довольно широко распространён во французской пехоте8, можно утверждать, что неким образцом для подражания в данном случае был расшитый кивер гренадерских рот 1812 г.9 Надо думать, что основной целью полкового начальства при закупке таких киверов было стремление подчеркнуть элитарность и привилегированное положение вольтижёрских рот, имеющих равные права с гренадерскими10.

Идею престижа мундира насаждал сам Наполеон, что прослеживается в его многочисленных приказах. Тем самым император отчасти способствовал распространению и укоренению нетрадиционных элементов и всевозможных отклонений.Такая тенденция заметно влияла на стоимость вещей. Не был исключением и этот образец кивера. Так, например, в «Главном тарифе» от 8 февраля 1815 г. стоимость традиционного кивера в завершающий период Наполеоновских войн для фузилеров и вольтижёров с бляхой и подбородным ремнём была равна 8 франкам (далее  f)60 сантимам (далее  с) (для егерей и вольтижёров лёгкой пехоты  8f 40 с), тогда как гренадерский кивер стоил 10 f 40 с (для карабинеров лёгкой пехоты  10 f 20 с). Стоимость отдельных деталей кивера в этот период была следующей: медная киверная бляха новой модели (т.е. королевского образца на тот момент)  0 f 55 с (для лёгкой пехоты Of 40 с); медный подбородный ремень с розетками  Of 70с (для лёгкой пехоты  Of 65 с); медные розетки подбородного ремня  Of 25с (для лёгкой пехоты  Of 20с); киверный колпак  If 60с11. Таким образом, стоимость исследуемого образца 79-го полка равнялась 10 f 40 с, как для гренадеров.

Но помимо расшивки стоит акцентировать внимание на отсутствии сзади фиксирующей размер пряжки, как в тех же гренадерских ротах12. Последнее обстоятельство позволяет утверждать, что сам кивер, за исключением кокарды и помпона, был изготовлен именно в 1813-1815 гг., а не на основе модели 1810 г. Кокарда же образца 1810 г. и помпон были поставлены владельцем, по-видимому, со старого головного убора, не исключено, что в период «Ста дней».Не менее интересны вольтижёрские эполеты, пристёгнутые к шинели. Как и кивер, данный предмет униформы не имеет прямого отношения к основной детали манекена  шинели  и, вероятно, поставлен вместе с контр-погонами Брюнонами при создании экспоната. Примечательно, что на полях вышит жёлтый рожок, что является большой редкостью. Подобные образцы практически нельзя встретить на рисунках современников, не говоря уже о подлинных вещах13. К тому же, само поле не совсем традиционно: во французской армии того периода наиболее характерно было использовать для него широкую шерстяную тесьму (см. контрпогоны), здесь же поставлено тёмно-зелёное сукно. Цена за такую пару зелёных вольтижёрских эполет в 1811 г. составляла 2f 50 с15.

Но основным центральным элементом этого манекена является, безусловно, пехотная шинель модели 1812 г. Учитывая, что императорский декрет от 19 января 1812 г.16 полностью повторил положения проекта регламента 1812 г.17, касающиеся особенностей покроя шинели, правомерно употреблять этот термин  модель 1812 г. Нельзя забывать и о том, что впервые столь важный предмет солдатского обмундирования был подробно описан только в этот период. Также подчеркнём, что сама шинель, судя по мундирным пуговицам образца 1803 г.18, может быть отнесена ко 2-му полку линейной пехоты. Таким образом, эту небольшую публикацию можно считать также неким продолжением серии наших работ, посвящённых истории и униформе 2-го линейного полка. Мундирные пуговицы являются небольшим отступлением от вышеперечисленных документов, т.к. вместо них предполагалось нашивать на шинель более дешёвые обтяжные19. В данном случае пуговицы можно вновь рассматривать в качестве определённого символа престижа. Отметим и красную выпушку на воротнике, благодаря которой саму шинель можно приписать к гренадерской роте периода кампании «Ста дней». Ни в императорском декрете от 19 января 1812 г., ни в самом проекте регламента 1812 г. не было описано использование выпушек как дополнительного элемента отличия. На данном этапе мы не будем акцентировать внимание на этой детали, поскольку впоследствии планируем отдельно и подробно осветить вопрос истории, эволюции и кроя шинели французской пехоты на основе неизвестных ранее первоисточников20. Такой же характерной деталью для данной шинели является наличие впереди внизу петель для пуговиц, фиксировавших сзади на клапанах шинельные полы, для более удобной ходьбы во время маршей. Эти разрезы впервые были официально прописаны в тексте проекта регламента 1812 г.21 и императорского декрета от 19 января 1812 г.22 И благодаря этим документам получили массовое распространение в рядах французской пехоты23. До этого момента подворачивание пол шинели не носило массового характера.

Было бы ошибкой не упомянуть и «незначительные» элементы экипировки манекена, благодаря которым воссоздаётся определённый колорит эпохи. Так, через его правое плечо надеты фляга (один из её многочисленных вариантов) и жестяная трубка, предназначенная для хранения и ношения личных документов солдата.Обратимся теперь к представленному образцу ранца, который довольно сложно датировать. Во-первых, он не раз реставрировался, что хорошо видно даже по фотографиям. Во-вторых, часть элементов была утрачена, например, ремни для крепления шинели на крышке (здесь речь идёт именно о ремнях, а не о поперечных петлях, через которые они продевались в период Империи). Последнее обстоятельство, а также сама форма ранца, слишком правильная для периода 1-й Империи, своеобразное крепление, под крышку, ремней и отсутствие на боках кожаного прошива25 позволяют отнести эту модель к периоду 2-й Реставрации Бурбонов. В лучшем случае можно говорить о модифицированной в соответствии с регламентом от 18 января 1819г. имперской модели. Что же касается 1-й Империи, то основным документом, определяющим форму и размеры ранцев в тот период, являлось постановление военного министра от 4 брюмера X г. Республики (26 октября 1801 г.).

Именно это постановление будет основным документом вплоть до конца 1815 г.27 Модель, описанная в проекте регламента 1812 г.28, несмотря на утверждения авторов многочисленных публикаций, так и осталась на бумаге29. Между тем, основываясь на работе Ж. Марже-рана, можно утверждать, что размер ранцев варьировался от официальных 39 дюймов до 36 и даже 33 дюймов. Судя по всему, это зависело не только от цены, уменьшавшейся за счёт размеров ранца, но и от конкретного поставщика, а также от того, кому предназначались ранцы,  лёгкой (33-36 дюймов) или линейной пехоте (36-39 дюймов)30. Как замечает Барден, увеличение размеров ранца происходит к 1812 г.31 Последнее подтверждает и министерский циркуляр от 24 ноября 1812 г., благодаря которому можно понять, что до 1811 г. самым распространённым образцом был ранец размером 36 дюймов, стоивший 7 f 50 с, а с 1811 г. появилась модель в 39 дюймов стоимостью 8 f32. Последнее было вызвано тем, что во французской армии широко распространилась новая система укладки вещей в ранец. Она была заимствована у полков бывшей голландской армии, вошедшей в состав армии Империи, в частности, у полка голландских пеших гренадер и воспитанников Императорской гвардии. Всё это, по словам Бардена, превратило ранец в «маленький походный сундук»33. Тем не менее, на примере элиты французской армии  Императорской гвардии можно предположить, что до 1814— 1815 гг. в линии сохранялись оба типа ранцев (маленький и большой). Что же касается гвардейской пехоты, то, основываясь на документах, выявленных Пьером Жюэлем, в её рядах с 1812-1813 гг. распространилась следующая система: для полков тиральеров предназначались ранцы «малой модели», а для гренадерских  «большой».

Говоря о ранце, нельзя не сказать, что после подписания известного декрета об официальном и повсеместном введении шинелей 25 апреля 1806 г.37, принято считать, что произошла их своеобразная модификация  появились кожаные поперечные петли для крепления шинелей на крышках (до этого такая деталь либо в большинстве случаев отсутствовала, либо была произвольной формы)38. Это не совсем верно. Судя по иконографии, только к 1810-1811 гг. данная деталь станет окончательной и неотъемлемой частью ранца39. Всё это было вызвано ещё и тем, что в армию, судя по приказу Главного министра Военной администрации по поводу фиксации цены на 1811, 1812 и 1813 гг. вещей большой экипировки и ранцев от 21 февраля 1811 г., в этот период поступали две модели: ранцы в 39 дюймов, снабжённые крепёжными ремнями из буйволовой кожи для удерживания шинелей, и такие же модели, но без ремней40.

Аналогичная ситуация сложилась в отношении киверов и шляп. Широко распространена точка зрения, что после введения в 1806 г.41 новых головных уборов (киверов) шляпы были полностью заменены. Однако на практике было далеко не так. Так, в отчётах смотра 18-го линейного полка от 4 ноября 1807 г. на момент инспекции в этом полку находилось: 857 киверов в хорошем состоянии, плюс 31 медвежья шапка в хорошем состоянии, а также 504 шляпы в хорошем состоянии, 358 шляп должны были отправиться в починку, 620 шляп находились вне службы и 1520 шляп нуждались в замене42. Всего с момента последнего смотра (3 термидора XIII г. Республики  22 июля 1805 г.) было получено 2520 новых шляп. При этом полк получил 2000 киверов: 857 киверов были розданы ротам, а 1143 оставались в депо. Не менее любопытна ситуация с медвежьими шапками. Так, 240 шапок 18-й линейный получил с момента последнего смотра, но только 31 шапка была распределена по ротам, тогда как 209 оставались в депо43. Что же касается шляп, то с момента последнего смотра (3 термидора XIII г.)
в полковом магазине находилось 25 шляп, после полком было получено 2495. Всего 2520 новых шляп было роздано ротам полка44. Цена за шляпу в этот период составляла 5 f 25с, а за кивер  10 f 50 с45. Благодаря этим источникам, легко можно себе представить, как выглядел этот конкретный пехотный полк в период 1806-1808 гг.

Возвращаясь к манекену из собрания музея Ампери, отметим, что вольтижёр вооружён традиционной полусаблей модели XI г., удерживаемой на плече при помощи перевязи модели X г., приспособленной также для крепления штыковых ножен46. Не стоит забывать, что декретом от 7 октября 1807 г. по-лусабли были официально отменены в вольтижёрских ротах, но, как известно, продолжали активно использоваться47. По декрету от 6 марта 1809 г. полусаблей не должны были больше вооружать также и гренадер, хотя, как и в предыдущем случае, всё это осталось на бумаге48, несмотря на ряд документов49. Заметим, что на гарду повязан характерный для вольтижёрских рот жёлтый темляк, а к ножнам в кожаном чехле приторочен подлинный вольтижёрский султан. Но патронная сума модели X г., в чём легко можно убедиться, посмотрев на украшение её крышки, не имеет никакого отношения к вольтижёрским ротам линейной или лёгкой пехоты. Однако мы не будем подробно рассматривать эту деталь большой экипировки солдата, учитывая внушительный объём публикаций по этой теме и разнообразие материальных источников50. Отметим лишь следующее: в историографии принято считать, что украшениями крышек патронных сум во французской армии были традиционные элементы  рожки, Гренады, а впоследствии коронованные литеры «N». Безусловно, с этим нельзя не согласиться, но также невозможно абстрагироваться и от других примеров. Так, капитан 6-й роты 2-го эскадрона 2-го уланского (Chevau-legers Landers) полка Гвардии граф Жан Франсуа Дюмонсо описывает 48-й линейный, увиденный им в начале кампании 1812 г.: «Там среди всех [наших полков], принимая во внимание все эти обстоятельства, я заметил 48-й линейный полк, состоявший из четырёх прекрасных батальонов и двигавшийся в сомкнутых рядах, как будто бы здесь был парад. Ему было даровано особое отличие, которым ни один другой полк не обладал: носить медные цифры своего полка на патронных сумах. За ним следовал португальский полк, одетый в коричневые мундиры и носивший кивера английской формы». О подобном украшении пишет также сержант 7-го полка лёгкой пехоты Винсан Бертран, во время отступления подаривший одному священнику в знак благодарности за помощь украшение со своей патронной сумы: «Желая оставить хорошую память о себе у этого почтенного священника, я дал ему бляху с моей патронной сумы (охотничий рожок с надписью 7-й полк лёгкой пехоты (7е regiment d’infanterie legere))».

В завершении отметим, что в руках у вольтижёра  ружьё модели 1777 г., улучшенной в IX (1800) г.53 Республики, со штыком этого же образца (An IX)54. И это несмотря на то, что по императорскому декрету от 2 дополнительного дня XIII г. Республики (19 сентября 1805 г.) предполагалось, что вольтижёры линейной пехоты, как и лёгкой, будут вооружены более лёгкими ружьями  драгунской модели55. Как и в случае с полусаблей, вскоре от этого документа очень быстро отошли, и к 1807 г. вооружение пехоты зависело, как и в случае с униформой, от многих факторов56. Уже в начале 1805 г., особенно в период Аустерлицкой кампании, проблемы с оружием периодически возникали среди полков французской армии. Даже в официальных общедоступных документах эпохи эта информация периодически проскальзывает. Так, например, в приказе на день от 2 нивоза XIV г. (23 декабря 1805 г.) значится: «Позавчера Император провёл смотр дивизии Сент-Илера. Его Величество с удовольствием увидел храбрые полки, составляющие её, и которые так способствовали победе в Аустерлицком сражении, в таком хорошем состоянии, как будто они только что покинули зимние квартиры. Император поручает генералу Сонжи, командующему артиллерий, немедленно выдать оружие и штыки, которых может не хватать корпусам, и в замене которых они нуждаются. Его Величество также отдаёт приказ генералам позаботиться о том, чтобы были быстро изготовлены шинели [для солдат]. Вчера Император провёл смотр гвардии и дивизии гренадеров генерала Удино: он выражает своё удовлетворение хорошим внешним видом войск. [Но] он с горечью увидел, что 12-му полку лёгкой пехоты не хватает штыков, и что шеф батальона, хотя он командует им в течение двух месяцев, не знает всех административных деталей».

Нельзя не сказать, что вначале рассматриваемый нами манекен выглядел несколько иначе. Так, кивер экспонировался в зачехлённом виде, вместо подлинных (гвардейских?) синих походных панталон и ботинок на него были надеты новодельные белые панталоны, гетры и ботинки. Необходимо также подчеркнуть, что наша публикация является первой на русском языке, знакомящей с уникальной коллекцией музея-замка Ампери (Салон-де-Прованс) депо Музея Армии (Париж). Рассмотренный в статье образец походной формы вольтижёров линейной пехоты периода 1813-1815 гг., несмотря на отдельные детали, не имеющие прямого отношения к вольтижёрским ротам, и сам способ экспонирования позволяют наилучшим образом представить французскую армию конца 1-й Империи на марше. Впоследствии, отталкиваясь от этой работы, мы предполагаем на основе новых документов и материальных источников более детально рассмотреть основные элементы походной формы в контексте общей униформы французской пехоты.    





вернуться
 
 
© 2010 Вексиллогия - большая энциклопедия флагов.
Флаги всех стран и городов мира.
   Яндекс цитирования