Домой   Карта сайта   Контакты
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
ФЛАГОВ
ФЛАГИ СТРАН МИРА
В нашей энциклопедии флагов собраны флаги более чем 200 стран и территорий мира.
Главная » Статьи » Гусарские формирования периода 1787-1796 гг.
Главная          Флаги мира          Вексиллогия          Статьи          Каталог сайтов          Контакты
 
 
Европа

Америка

Азия

Африка

Австралия





Гусарские формирования периода 1787-1796 гг.





Гусарские формирования периода 1787-1796 гг. имели ряд характерных особенностей, отличавших их как ог ранних, так и от более поздних собратьев. Их структура резко выделялась своей архаичностью на фоне всей остальной полевой кавалерии, организованной с 1786 г. по единым штатам. Во внешнем виде преобладало соединение традиционных гусарских ментий и дуламов с унифицированными предметами легкоконных полков  «потёмкинскими» шароварами, короткими сапогами, снаряжением, чепраками и пр. Такое сочетание стало своеобразной «визитной карточкой» армейских гусар рассматриваемого периода. Кроме того, появились кивера нового фасона — с декоративной лопастью, обшитой снаружи красной каразеей и обвивавшей чёрный колпак. Также с этого времени на гусарских киверах стали носить плетёные этишкеты.В 1784 г., в рамках общего сокращения военных расходов, по решению светлейшего князя Г.А. Потёмкина гусарские полки были окончательно расформированы или преобразованы в легкоконные. Одной из главных причин этой меры являлось удешевление их обмундирования и введение во всей полевой армии единых комплектов униформы. Как писал о Потёмкине один из современников: «Он уничтожил гусарские попкиу рассуждая, что не платьем бьют неприятеля»^. Но без гусар русской армии удалось просуществовать всего три года. Новые войны с Турцией и Швецией заставили хоть и частично, но все же вернуть гусар в строй.


Первым возрождённым гусарским формированием стал вербованный полк, набранный из добровольцев для личного конвоя Г.А. Потёмкина. Штат и мундирная табель этого полка не были официально утверждены Военной коллегией, в связи с чем его содержание не включалось в планы по ассигнованию действующих полевых частей. Полк финансировался из так называемых «экстраординарных» сумм — дополнительных средств, выделяемых казной только на время военных действий. Такой принцип изначально характеризовал новый гусарский полк как временную часть для военной кампании. 14 сентября 1787 г. своим ордером Г.А. Потёмкин одобрил план генерал-майора Д.Г. Неранчича по формированию двухтысячного гусарского полка из волонтёров2. В новый полк, получивший официальное название гусарский полк Екатеринославских волонтёров, в основном поступили служить сербы, поляки, малороссы и венгры. Для быстрого пополнения командного состава из бывших гусарских полков Александрийского, Украинского, Воронежского и Острогожского были откомандированы штаб- и оберофицеры, а из двух последних полков ещё и по 20 рядовых'.

О внешнем виде Екатеринославских гусар сохранились только общие данные. Так, в ордере обер-иггер-кригс-комиссару Андрееву от 14 сентября 1787 г. приказывалось отпустить на полк «по числу двух тысяч человек сукно белое на плащи, голубое на ментии, ду-ламы, шировары и чепраки, палевое или желтое на выкладкиУ чёрное на ташки, холст подкладочный, пуговицы, седлы, карабины, пистолеты и сабли с принадлежащим прибором». Дополнительно «на покупку же прикладу к мундираму на шитье оных} на обувь и на прочее нужное исправление» выделялось 10000 рублей4. Потёмкин пояснял в ордере Андрееву, что «все сии вещи должны поступить в отпуск к службе годные из состоящих в ведомстве вашем оставшихся без употребления; тоже из отобранных от бывших гусарских и пикенерных полкову а чего из таких будет не доставать, то допустить хотя из новыХу остающихся за удовольствием штатных войск»\ Основываясь на этих данных, можно уверенно говорить только о мундирных цветах Екатеринославских волонтёров, повторявших цвет поля герба самого Потёмкина.
Временный характер формирования Ека-теринославского полка с экстренным порядком финансирования предопределил его недолгое существование. Уже 30 мая 1789 г. Потёмкин сообщил кригс-комиссару Андрееву, что «сей полк более существовать не будет} а обратится в другой род службы выгоднейший для них самих». 10 июня 1789 г. последовал официальный ордер главнокомандующего: «По не ассигновании суммы на содержание полку гусарского Екатериноспавского сей полк уничтожается. Два из оного эскадрона обращаются в мой конвой; остальные же четыре имеют состоять на основании волонтеров с прежним жалованием и со всею аммунициею, отправляя службу при главной квартире с Екатеринославским кирасирским полком»6. Однако очень быстро командир Воронежского гусарского полка полковник И.Ф. Волков переманил большинство гусар к себе, а всех офицеров 18 июля 1789 г. распределили по разным полкам. На этом история Екатеринославских гусар окончательно завершилась.Воронежский и Ольвиопольский гусарские полки. 1788-1796 гг.Следующими, кто надел гусарскую форму, стали чины Воронежского и Ольвио-иольского легкоконных полков. 27 декабря

1787    г. Г.А. Потёмкин отправил ордер кригс-комиссару Андрееву с указанием подготовить для этих полков мундирные и амуничные вещи по гусарскому положению7. Если в случае с Екатеринославским полком возрождение гусар было личной прихотью Светлейшего, то в случае с этими двумя полками вмешались неожиданные обстоятельства. Причины, по которым пришлось вернуть в строй два гусарских полка, Потёмкин изложил в письме императрице 19 мая Эта цена полностью совпадала с ценой на гусарские пояса по табели 1775 г. Цвет их был белым с перехватами из красного ста-меда. Ташки шились с крышкой из красного сукна с обкладкой по краю и вензелем Екатерины 11 из «белого тонкого» сукна в обоих полках. К каждой ташке шла кожаная сумка ценой в 35 коп., три кольца и три медные пряжки. Епанча отпускалась легкоконного образца (из 5 аршин белого сукна) с обшивкой по краям тесьмой. Епанча на шее застегивалась на большую медную пуговицу. Снаряжение полностью сохранилось легкоконного образца белого цвета. Также у гусар осталось легкоконное вооружение — легкоконная сабля и пара кавалерийских пистолетов.  Профосы же и извозчики, вероятно, были одеты по образцу фурштат-ских чинов легкоконных полков. Такой вывод можно сделать на основании ведомостей вещей, утраченных Воронежским полком с 4 февраля по 20 июля 1794 г., где числятся: «курток синих с пуговицами — 3, картузов суконных синих  2, шинелей с пуговицами — 2»м, то есть комплекты униформы извозчиков согласно табелям пехотных и кавалерийских полков 1786 г.


Мундиры офицеров по покрою и расцветке в обоих полках соответствовали мундирам рядовых гусар, но с рядом характерных отличий, которые описаны в ордере от 21 января 1788 г., направленном Потёмкиным командиру Воронежского полка подполковнику И.Ф. Волкову: «При теперешнем обмундировании Воронежского полку за нужное нахожу предписать вам и об офицерских вещах: им иметь ремни на саблях лосиные беленые, какие были прежде; ташки красные, обложенные уским серебреным галуном, вензелем с короною, из снурка выкладенным. Штаб-офицерам — в два ряда. На касках [т.е. киверах. — О.Л.) витес и ментейныя ке-киши серебряные, без бити и блесток. Одним словом, по пословице, чтобы все было не ради красоты, но ради крепости». В тот же день ордер с аналогичным содержанием был отправлен командиру Ольвиопольского полка подполковнику Ф.А. Боровскому13.

Возможно, оба полка сохранили у себя по половинному комплекту легкоконных штандартов (по три). Это предположение основывается на требовательной ведомости полков Екатеринославской армии за январь 1788 г., согласно которой Воронежский и Ольвиоиольский полки наряду с другими легкоконными полками успели получить половинные комплекты полагавшихся им по табели штандартов16. А вот данные о сдаче полками после перевода в гусары имевшихся штандартов в комиссариат не найдены. Исходя из этого, можно с большой долей вероятности предположить, что Воронежский и Ольвиоиольский полки продолжали использовать легкоконные штандарты. Это является замечательным прецедентом, так как в правление Екатерины II гусарским частям ни знамен, ни штандартов не полагалось.
Воронежский и Ольвиоиольский гусарские полки активно участвовали в русско-турецкой войне, а также в польской кампании 1794 г. С воцарением Павла I Воронежский полк 29 ноября 1796 г. был расформирован, а его личный состав обращён на укомплектование Гусарского генерал-майора Воровского (Мариупольского) и Гусарского генерал-лейтенанта Дунина (Елизаветград-ского) полков. Ольвиоиольский полк в тот же день переименовали в Гусарский генерал-майора барона Шица полк.Конвойные гусарские эскадроны светлейшего князя Г.А.Нотёмкина-Таврического. 1789-1792 гг.30 мая 1789 г. Потёмкин приказал ротмистру П.И. Комбурлею отправиться «на встречу Екатеринославского волонтерского гусарского полку и, прибыв туда, объявшие сей мой ордер господину полковнику князю Лобанову-Ростовскому, по силе чего вы имеете выбрать два ескадрона из самых лучших людей и на лучших лошадях для моего конвоя, и с ними не изнуряя лошадей следовать в Елисаветград, объявите при том всем, что я им заслуженное все выдать прикажу».Согласно сохранившимся ведомостям в двух конвойных эскадронах должно было состоять 10 унтер-офицеров, 12 капралов,

4    трубача, 300 строевых и 2 нестроевых гусара, 326 строевых лошадей (на каждого из вышеперечисленных чинов, кроме двух нестроевых). 11олный комплект мундирных, оружейных и прочих вещей требовался именно на этих людей (всего 328 человек). Соответственно, в одном эскадроне состояли5    унтер-офицеров, 6 капралов, 2 трубача, 150 строевых и 1 нестроевой гусар, 163 строевые лошади. Однако полное число людей в эскадронах указано в ведомости не 328, а 344 человека «с нестроевыми». Речь идет, видимо,06    обозе и нестроевых чинах, которые числились сверх эскадронного штата. Согласно ведомостям их 16 человек, в том числе 4 мастеровых (им покупали инструменты). Подъёмных или обозных лошадей — 24. Можно предположить, что кроме 4 мастеро-
вых оставшиеся 12 человек были извозчиками (как раз по одному извозчику на 2 подъёмные лошади, то есть на упряжку). Этим 16 нестроевым чинам по ведомости полагалось лишь самое необходимое — бельё, галстуки и обувь. Остальное они, видимо, промышляли себе сами, что было вполне традиционно для той эпохи.

Гусарских головных уборов на оба эскадрона требовалось следующее количество: «Киверов чёрных унтер оф)ицерам десяти, капралам 12, трубачам 4-м, гусарам строевым 300, нестроевым 2-м и того 328-ми человекам за каждой по 40-ко[пеек], к нему на подбой крыла красного стамеду пол аршина 35-ко[пеек] да на нитки на обшивку оного по 5-ко и того за кивер, стамед и нитки Н0-ко[пеек\»ls. Согласно составленной 9 июля 1789 г. ведомости вещей, заказываемых в Москве, кивера гусар обшивались белой тесьмой, а к каждому киверу полагался белый гарусный витешкет.Шаровары шили из красного сукна, одного цвета с ментией, по 2 аршина материи на каждые. Если судить по расходу сукна, шаровары получались довольно просторные. Для сравнения: на шаровары в «потёмкинской» кавалерии полагался 1 аршин6    вершков сукна. Ни латунных пуговиц, ни суконных боковых городков к шароварам конвойцев не полагалось. На этом основании можно предположить, что шаровары конвойных гусар больше походили на чак-чиры, но без традиционной декоративной вышивки шнуром. Епанча, если судить по расходу материла, была стандартной, как и у всей «потёмкинской» кавалерии (5 аршип белого сукна). По примеру остальной полевой кавалерии на лето конвойцам полагались полотняные шаровары, по 2 аршина 13 вершков фламского полотна, и полотняные же камзолы, по 1 аршину на каждый с холстинной подкладкой 0.

Снаряжение было белое легкоконное. Согласно ведомости за декабрь 1790 г. эскадронам отпускались деньги «на покупку юфт белых для шашечных пасков»2'. Однако цвет самих ташек, к сожалению, неизвестен. В одной из ведомостей за декабрь 1790 г. для конвойцев заказывались 24 «лядунки пат-ронных из чёрной кожи без гербов»22. К портупеям для этих лядунок на каждую полагалось по 3 кольца и 3 пряжки. Из кожаного товара ещё на каждого гусара полагалось по паре перчаток замшевых, по две пары сапог (цена и фасон в ведомости не указаны). К сапогам полагалась пара железных «при-вертных» шпор. Из холодного вооружения были сабли, вероятно легкоконного образца, с кожаными темляками с белыми гарусными кистями. Из огнестрельного оружия — только пара пистолетов. Цвет и форма чепраков неизвестна.

4 нестроевых гусара Конвойных эскадронов в отличие от других гусарских частей внешне ничем не отличались от строевых гусар.
Составители «Исторического описания...» механически перенесли в 1790-е гг. элементы гусарского мундира, существовавшие в 1760-е гг. Гак у конвойцев появились 5 рядов пуговиц вместо положенных трёх. Шнуры по цвету стали соответствовать пуговицам. Отсутствовавшая информация по цвету ташек и чепраков додумывалась и добавлялась.За свою недолгую историю Конвойные гусарские эскадроны ни разу не участвовали в боях. Их обязанность заключалась в другом — сопровождать Потёмкина при его постоянных разъездах. 5 октября 1791 г. на 38-й версте от Ясс, в 12 часов пополудни генерал-фельдмаршал светлейший князь Г.А. Потёмкин-Таврический скончался. Тело его перевезли в Яссы и 13 октября с большими почестями перенесли в церковь Вознесения Господня монастыря Голлий. Траурную процессию открывал один Конвойный гусарский эскадрон, а другой замыкал печальное шествие. Таким образом, конвойцы сопровождали Потёмкина и в его последнем путешествии23. После этого Конвойные эскадроны существовали ещё некоторое время, но необходимость в них уже отпала. 31 января 1792 г. императрица распорядилась два Конвойных гусарских эскадрона упразднить, обратив их личный состав на укомплектование Воронежского и Ольвиопольского гусарских полков.Гусарские эскадроны при Псковском драгунском полку. 1788-1796 гг.

11араллельно с боевыми действиями против турок России 30 июня 1788 г. пришлось объявить войну еще одному традиционному противнику  Швеции. Поскольку все силы первоначально были отправлены к Потёмкину на юг, то для обороны Петербурга императрице пришлось лично заняться формированием новых частей. Лёгкую кавалерию Потёмкин предложил набрать из столичных мещан и ямщиков. «О, коли бы я был при Вас, писал он Екатерине 18 июля из-под Очакова,  нашел бы я способ навербовать в одном Петербурге до трех тысяч гусар». Императрица, как обычно, приняла предложение Светлейшего и уже 28 июля сообщила ему, что «гусарский полк вербуется»2\ 3 августа 1788 г. в Петербурге было официально объявлено о создании гусарского полка из волонтёров. Но формирование шло медленно. 16 октября 1788 г. Екатерина II по предложению Потёмкина велела развернуть Псковский карабинерный полк в усиленный Псковский драгунский полк. В связи с этим вместо отдельного гусарского полка было решено присоединить имевшиеся 5 гусарских эскадронов к Псковским драгунам.
16 октября 1788 г. «псковским» гусарам была утверждена «Табель мундирных, амуничных и оружейных вещей»26. Если судить по вещевой табели, то и здесь, как в случае с Ольвиопольским и Воронежским полками, пошли по экономичному и быстрому пути максимального замещения гусарских вещей стандартными элементами униформы и снаряжения легкоконных полков. Кивера для всех строевых чинов полагались «с тесьмою желтою шерстяною, кистью со шнуром шерстяною ж и бантиком по 89 копеек, к ним стамеду красного по 6 вершков»'7. Всего один кивер полагался ценой в 1 руб. 7ЪА коп. Кивер был аналогичен киверам Ольвиопольского и Воронежского полков, но только с разницей в цвете тесьмы — жёлтой вместо белой. На дуламы шло синее сукно по 1 аршину 8 вершков. Латунных пуговиц полагалось 17 больших круглых и 34 половинчатых. Между пуговицами выкладывалось 45 аршин жёлтого шерстяного шнура. Воротник и обшлага дуламы были синие.

На ментии шло также синее сукно по 1 аршину 10 вершков с подкладкой из 2 аршин красной каразеи. К каждой ментии полагалось 17 больших круглых латунных пуговиц и 42 латунные половинчатые пуговицы, 8 из которых пришивались на спине. На выкладку шло 45 аршин жёлтого шнура. На обшивку краёв борта, пол и рукавов следовало расходовать по три чёрных овчинки, каждая ценой по 40 коп.28
Вместо традиционного гусарского пояса «псковские» гусары получили жёлтые кушаки из 8 вершков стамеда ценой в 32 Vi кои. Для жесткости кушаки с внутренней стороны подбивались войлоком. Срок сгамедным кушакам определялся в 4 года. Как и в Воронежском и Ольвиоиольском полках, в «псковских» эскадронах ташка была с красной суконной крышкой (по 2 вершка). Но обкладку по краю крышки и суконный вензель делали не из белого сукна, а из желтого (по 2 вершка). По верхнему краю крышки пришивались три медных кольца для крепления к пасовым ремням поясной портупеи. Нормы отпуска сукна на гусарские шаровары совпадали с табелями 1786 г. для нолевой кавалерии (по 1 аршину 6 вершков). На боковые выкладки шло меньше жёлтого сукна, чем полагалось табелями 1786 г. (3 вершка против 5). Поэтому вместо боковых суконных городков на гусарских шароварах, вероятно, шла жёлтая узкая полоска. Как и в легкоконных полках,
шаровары обшивались кожаными крагами. Но по бокам они застёгивались не на 7, как у других, а на 5 малых плоских латунных пуговиц29.

Епанча отпускалась общекавалерийского образца (из 5 аршин белого сукна) без подкладки, с обшивкой тесьмой по краям. Епанча застёгивалась у ворота на одну большую медную пуговицу. Сапоги были с короткими голенищами по образцу, принятому в 1786 г. для всей пехоты и кавалерии. Расход сукна, шедшего на гусарский чепрак, полностью совпадал с табелью 1786 г. для легкоконных полков. Общая цена чепрака как у «псковских» гусар, так и у легкоконных полков совпадала полностью — 1 руб. 59 коп.Вооружение гусар состояло из сабли легкоконного образца «с ножнами, окованными по местам железом», и пары седельных пистолетов. Кавалерийских карабинов не полагалось. Амуниция состояла из поясной портупеи белого цвета с медной поясной пряжкой и крючком для цепляния сабли. В портупейную гарнитуру входили еще пять пряжек: две на сабельных и три на ташечных пасовых ремешках. Чёрные патронные лядунки полагались по количеству пистолетных пар. На их крышке крепилась круглая латунная бляха с государственным гербом но образцу легкоконных полков. На плечевом белом ремне крепился латунный вензель Екатерины II.Нестроевые отличались от строевых гусар только чёрной поярковой шляпой с белым бантом вместо кивера. Также им не полагалось иметь патронную лядунку и ташку, а из оружия была только сабля. У профосов и извозчиков мундир полностью совпадал с табелями драгунских полков 1786 г.  весь мундирный комплект (картуз, куртка, шаровары, шинель) шился из синего сукна.

Хотя формирование гусарских эскадронов носило экстренный характер, вызванный шведской войной, после окончания боевых действий их так и оставили при Псковском драгунском полку. Только 29 ноября 1796 г. в рамках общей реформы кавалерии Павел I приказал эти эскадроны упразднить. Гусарские эскадроны при московской полиции. 1788-1796 гг.Кроме театров боевых действий, гусары появились глубоко в тылу на улицах патриархальной Москвы. Инициатива по созданию в столице полицейской команды из гусар принадлежала главнокомандующему в Москве и во всей губернии генерал-аншефу П.Д. Еропкину. Вероятно, благодаря именно его стараниям Екатерина II дала свое согласие на формирование новой части. Дата начала формирования Московских гусарских эскадронов в «Историческом описании...» указана необъяснимо туманно: «...1788», хотя известна точная дата указа императрицы  20 июня 1788 г. В своем ордере к П.Д. Еропкину государыня особо отмечала: «Петр Дмитриевичу в рассуждение представляемого вами недостатка в войсках для стражи в Москве соизволяем} чтобы вы зделали распоряжение ваше об умножении полицейской команды в тамошней столице Нашей набором одного или двух конных эскадронов из праздношатающихся по примеру, как во время бывшей войны здедано было в Москве, поставя составление и содержание их до будущаго повеления на щет городовых доходов и наблюдая, чтобы из сего набора ни какова злоупотребления не последовало».

Описание мундиров Московских эскадронов на 1788 г., данное в «Историческом описании...», в целом верно: «Ментии красные; дуламы, штаны, ташки и чепраки чёрные; галуны, шнуры и пуговицы желтые; амуниция чёрная». Но дальше следует довольно неопределенная фраза: «Цвет дуламов, штанов и ташек определен не был и потому, в последующие годы, он изменялся, по воле Главнокомандовавшего в Москве».
Действительно, в мундирной табели эскадронов расцветка этих вещей не прописана. Об их цвете сказано лишь: «Из сукна крашеного». Но если бы составители «Исторического описания...» посмотрели и другие доступные для них документы, то нашли бы не только первый вариант расцветки мундиров Московских эскадронов 1788 г., но и второй вариант, существовавший в период 1790-1796 гг.

Согласно табели 1788 г. униформа Московских гусарских эскадронов была следующей. Кивер по деталям, расцветке и цене в 1 руб. 7% коп. полностью совпадал с киверами гусарских эскадронов при Псковском драгунском полку. Дуламы в эскадронах иолагались «по числу ментий» сроком на 4 года. На каждый дулам шло по 1 аршину 8 вершков «сукна крашеного» с холстинной подкладкой. В отчётных ведомостях пояснялось, что «крашенное сукно» было чёрного цвета. Количество шнура на дуламе и ментии было одинаковым  45 аршин. На дуламе пришивались 17 «медных дутых» пуговиц и 34 «половинчатых»  то есть 17 горизонтальных рядов по 3 пуговицы в ряду. Менти-ям срок носки определялся в 4 года. Количество ментий соответствовало количеству дуламов, киверов и шляп. На одну ментию шел 1 аршин 10 вершков красного сукна. На подкладку полагались 2 аршина каразеи, а в рукава  холст. На обкладку ментии но краям, по воротнику и но краям рукавов шло по три овчинки ценой но 40 кон. каждая. На одну ментию полагался комплект «медных круглых больших дутых» пуговиц  1 иор-тище и 5 пуговиц (всего 17), а также 3 порти-ща и 6 пуговиц половинчатых (42 пуговицы, из которых 34 для нагрудных рядов и 8 на спину). Для крепления ментии в накидку на плече полагалась шерстяная застёжка с пуговкой ценой в 5 коп. Пояса выдавались по количеству дуламов сроком на 4 года чёрного цвета с жёлтыми перехватами.




вернуться
 
 
© 2010 Вексиллогия - большая энциклопедия флагов.
Флаги всех стран и городов мира.
   Яндекс цитирования