Домой   Карта сайта   Контакты
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
ФЛАГОВ
ФЛАГИ СТРАН МИРА
В нашей энциклопедии флагов собраны флаги более чем 200 стран и территорий мира.
Главная » Статьи » Атрибуция портрета генерал-майора И.И. Сабира
Главная          Флаги мира          Вексиллогия          Статьи          Каталог сайтов          Контакты
 
 
Европа

Америка

Азия

Африка

Австралия





Атрибуция портрета генерал-майора И.И. Сабира





В собрании Государственного Эрмитажа хранится портрет молодого генерала, исполненный в 1814 г. венгерским художником Иоганном (Яношем) Ромбауером. Этот портрет представляет большой интерес не только как замечательное произведение мастера, прославившегося своими работами в Петербурге начала XIX в. Он позволяет разрешить вопрос о цвете выпушек первого мундира Корпуса инженеров путей сообщения. Так сложилось, что все известные до этого ранние портреты ин-женеров-путейцев являются чёрно-белыми . В результате точных сведений о выпушках первых мундиров Корпуса до настоящего времени не было. Портрет из собрания Государственного Эрмитажа однозначно свидетельствует, что первый мундир Корпуса имел не светло-зелёные, а красные выпушки. Но, отмечая униформологическую ценность произведения, необходимо также установить и личность молодого генерала. Одна золотая звёздочка на его эполетах обозначает чин генерал-майора. Согласно принятому 20 ноября 1809 г. «Учреждению об управлении водяными и сухопутными сообщениями» этот чин в Корпусе полагался 10 окружным начальникам и директору Института. Хотя позднее фактическое число генералов стало расти, их всё же насчитывалось весьма немного. К концу царствования Александра I в Корпусе числились всего 15 генерал-майоров.Несмотря на молодой возраст, генерал-майор имеет солидный набор наград. На шее хорошо видны кресты орденов Св. Владимира 3-й степени и Св. Анны 2-го класса, а ниже их по борту выпущен крест прусского ордена «Pour le merite» («За заслуги»). Учитывая возраст генерала, следует предположить, что он получил эту иностранную награду за участие в кампании 1807 г. или во время заграничных походов 1813-1814 гг.



За отличия в сражениях 1807 г. Фридрих-Вильгельм III наградил русских союзников в целом по следующей схеме: 7 высших генералов получили орден Чёрного Орла, остальные генералы  орден Красного Орла, а орденом «Pour le merite» наградили штаб-офицеров, командовавших полками и артиллерийскими бригадами, а также некоторых офицеров, в основном из гвардии и адъютантов высокопоставленных лиц. Как вспоминал А.П. Ермолов, удостоенный ордена в числе первых кавалеров в апреле 1807 г., «король прусский дал орден за достоинство (pour le Merite) трём штаб-офицерам, в числе коих и я находился. Ордена сии были из первых и ещё не были унижены чрезвычайным размножением».Последнее замечание Ермолова касается потока иностранных наград, щедро осыпавшего русских генералов и офицеров за подвиги во время славных походов 1813-1814 гг. В том числе более 1,5 тысяч получили орден «Pour le merite». Только 14 апреля 1816 г. для русских кавалеров из Пруссии доставили 594 креста, которые затем разослали награждённым3. В конце концов, массовость действительно привела этот орден к некоторому «унижению», так что в 1865 г. А.Ф. Писемский в очерках «Русские лгуны» даже поместил рассказ «Кавалер ордена Пур-ле-мерит». В нём бывший комиссариатский чиновник Евграф Петрович Хариков, случайно награждённый «за какие-то успешные распоряжения нашего интендантства», бахвалится окружающим, что заслужил орден в лихой кавалерийской атаке под Глогау. Автор, с юмором вспоминавший этого горе-вояку, саркастически замечает: «Отчего судьба не дала этому человеку вместо какого-то темного и не для всех понятного пур-ле-мерита Георгия или какую-нибудь звезду?».

Итак, наш генерал-майор мог получить прусский орден, находясь на военной службе во время похода 1807 г., а потом перейти
во вновь созданный в 1809 г. Корпус инженеров водяных и сухопутных сообщений5. Либо заслужить награду в заграничных походах 1813-1814 гг. Недаром в высочайше утверждённом 19 декабря 1823 г. Положении об Институте Корпуса, говорилось: «Польза, которую офицеры Корпуса инженеров путей сообщения могут приносить при Армии, дознана уже употреблением некоторых из них при действовавших Армиях в последнюю войну 1812, 1813 и 1814 годов». Но при этом обращает на себя внимание то, что у генерала нет серебряной медали на голубой ленте в память Отечественной войны 1812 г. Следовательно, если он и участвовал в боевых действиях, то только уже за границей, в 1813 и 1814 гг., например, при осаде вражеских крепостей.С учётом этих сведений были просмотрены списки генералов Корпуса инженеров путей сообщения на 1814 г. По ним удалось установить, что единственным среди инже-неров-путейцев кавалером прусского ордена «Pour le merite» в тот момент являлся начальник I-ro округа 32-летний генерал-майор Иосиф Иосифович Сабир. Он также имел ордена Св. Владимира 3-й степени и Св. Анны 2-го класса. Следует добавить, что в 1-й округ входили Санкт-Петербургская, Новгородская и Тверская губернии. Таким образом, заказ портрета Ромбауеру, жившему в столице, вполне объясним. На основании всех собранных данных можно уверенно утверждать, что на портрете из собрания Государственного Эрмитажа изображён генерал-майор Корпуса инженеров путей сообщения Иосиф Иосифович Сабир.К сожалению, в государственных архивах об И.И. Сабире имеются лишь общие данные, не выходящие за рамки формулярных списков. Но в собрании московского коллекционера А.В. Гребенникова хранится обширный семейный архив, полученный в свое время от потомков И.И. Сабира. Эти интересные документы  письма, патенты, ордеры, аттестаты  раскрывают многие страницы биографии генерала.

Иосиф Иосифович Сабир родился 2 февраля 1782 г. в Петербурге и по документам значился как «гишпанского дворянина сын»6. Правда, благородного испанского рода с такой фамилией не существовало. Тем не менее, имя отца маленького Иосифа не было секретом для современников. Дело в том, что Сабир являлся внебрачным сыном знаменитого Иосифа де Рибаса. От законного брака в 1776 г. с камер-юнгферой А.И. Соколовой предприимчивый испанец имел лишь двух дочерей  Анну и Софию. Поэтому относился к единственному сыну с большим вниманием и заботой. Помимо испанского дворянства, католической веры и настоящего отчества мальчику дали фамилию, весьма понятную окружающим, в виде зеркальной анаграммы фамилии Рибас. О матери Иосифа ничего не известно. Существующая по сей день версия, что он являлся сыном Екатерины II, не выдерживает серьёзной критики. Всё-таки ко времени рождения Сабира императрице исполнилось 52 года. Одно это, не говоря уже о других обстоятельствах, делает августейшее материнство невероятным.

Судьба мальчика оказалась в надёжных руках отца. По традиции того времени он 5 января 1790 г. зачислил ребенка на военную службу сержантом. В связи с подготовкой летней кампании 1790 г. против турок на Дунае в ведение И.М. де Рибаса, возглавлявшего Лиманскую гребную флотилию, поступили Николаевский и Днепровский приморские гренадерские полки. Днепровским полком командовал младший брат генерала подполковник Эммануил де Рибас. Не удивительно, что именно в его полк зачислили маленького Иосифа, который уже 3 мая 1791 г. в возрасте 9 лет получил первый офицерский чин прапорщика. Конечно, реальной службы мальчик нести не мог, поэтому его сразу же прикомандировали адъютантом к отцу. Но это вовсе не значит, что Иосиф де Рибас растил сына в домашних условиях. Он старался воспитать настоящего офицера. В 1795 г. по повелению отца 13-летний Сабир был определён на бригантину «Архип». На ней он совершил рейс от Николаева до Одессы, затем крейсировал по Чёрному морю до Евпатории, а по завершении кампании зимовал в Одесском порту.
С восшествием на престол Павел I серьёзно реформировал военный флот. Черноморский гренадерский корпус, шефом которого являлся вице-адмирал И.М. де Рибас, разбили на 4 отдельных батальона. Соответственно, 26 января 1797 г. отец отчислил юного Иосифа от адъютантской должности и определил в 1-й батальон. Самого И.М. де Рибаса император вызвал в Петербург, где возложил на него разные комиссариатские поручения. Уже в мае отец добился перевода сына капитаном в столицу с зачислением в Адмиралтейский батальон, занимавшийся заготовками для Балтийского флота провианта, леса и пр. Сохранилось интересное письмо И.М. де Рибаса, написанное 25 мая 1797 г., характеризующее его тёплые отношения к сыну . 16 июля 1797 г. Иосифа отчислили из 1-го батальона, и он выехал в столицу.

1 января 1798 г. император утвердил новые штаты Балтийского флота. Вместо двух Адмиралтейских батальонов теперь создавалась комиссионерная команда, окончательно превратившаяся в хозяйственную часть. Не такого будущего хотел И.М. де Рибас для своего сына, владевшего русским, немецким, французским и итальянским языками, знавшего арифметику, фортификацию и тригонометрию. С таким образованием юноше предстояло блестящее будущее, а не служба в комиссариате. Вместе с адмиралом И.Л. Голенищевым-Кутузовым отец обратился к Павлу I с просьбой отправить Иосифа волонтером на английский флот. Влиятельный вице-адмирал Г.Г. Кушелев взялся лично доложить императору. Но, как сообщал он 3 мая 1798 г. И.М. де Рибасу, «при всем моем усиленном старании Высочайшей воли на то не последовало. О чем я сожалею крайне; но что делать, все возможные средства употреблены были». Пришлось Иосифу служить комиссионером. Но и здесь отец, возглавивший вскоре Лесной департамент, не оставил сына. По его ходатайству за отличие при заготовке казённого леса на сумму 55 тысяч рублей Сабир 7 сентября 1799 г. получил чин майора.Загадочная смерть отца 2 декабря 1800 г. не завершила карьеры юноши. Напротив, Александр I, вступив на престол, оказал ему благосклонность. 29 августа 1801 г. из майоров комиссионерной команды, фактически с интендантской должности, Сабира перевели в Таврический гренадерский полк и назначили инспекторским адъютантом к начальнику Лифляндской инспекции князю С.Ф. Голицыну. Вообще, следует отметить, что Александр I сильно покровительствовал Сабиру. Вся его дальнейшая судьба представляет череду назначений и наград, сделанных по личным указаниям императора. Это заставляет серьёзно задуматься о мотивах такого фавора. Многие современники писали, что И.М. де Рибас состоял в заговоре против Павла I. Покровительство его сыну наводит на мысль, что Александр знал об этом заговоре и об истинных причинах внезапной смерти де Рибаса.

2 апреля 1806 г. И.И. Сабир был произведен в подполковники. 20 октября в рядах Таврического гренадерского полка он вступил в Пруссию, где 14 декабря принял боевое крещение в упорном бою при деревне Голы-мин. Между тем, к армии прибыл шеф Таврического полка генерал-майор принц Евгений Вюртембергский. 18-летний принц, до этого живший в Силезии, остался при главнокомандующем бароне Л.Л. Беннигсене. «С соизволения» Александра I к принцу был прикомандирован подполковник И.И. Сабир. Вместе с шефом он находился в боях 23 января 1807 г. при Янкендорфе и 25 января под Ландсбергом. В сражении 26 и 27 января при Прейсиш-Эйлау Сабир следовал за принцем «во всех опасностях под сильными выстрелами неприятеля и оказал себя отлично храбрым и неустрашимым». 26 апреля 1807 г. Александр I, посетивший действующую армию, наградил Сабира в Бартенштейне орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом.
С возобновлением военных действий Сабир вместе с принцем Евгением Вюртембергским участвовал в боях: 24 мая под Гут-штатом, 25 мая под Анкендорфом, 29-го при Гейльсберге и 2 июня в сражении при Фридланде. По свидетельству главнокомандующего барона Л.Л. Беннигсена, Сабир «не только следовал с сказанным господином генерал-майором даже в жесточайший огонь неустрашимо, но и быв употреблен мною для доставления в нужные места моих приказаний, под картечными выстрелами исполнил оные с такою точностью и рассмотритель-ностью, которые обнаруживают достоинства знающего свое дело офицера и рвение его к службе». За отличия Сабир был награждён орденом Св. Анны 2-го класса, а также получил прусский орден «Pour le merite».

После войны в судьбе И.И. Сабира происходит неожиданный поворот. 11 мая 1809 г. он был назначен адъютантом к принцу Георгу Ольденбургскому. Эта должность, сулившая блестящую карьеру, очевидно, тоже являлась высочайшей милостью. Помимо обязанностей генерал-губернатора Тверской, Ярославской и Новгородской губерний, принц по поручению Александра I деятельно взялся за строительство дорог и каналов. Его дворец в Твери стал настоящим центром управления всей транспортной системой империи. Назначенный главным директором водяных и сухопутных сообщений, принц получил самые широкие полномочия для привлечения к новой работе энергичных офицеров и чиновников. Одним из его близких помощников стал Иосиф Сабир.

Своим доверенным лицам принц создавал все необходимые условия и преимущества. 15 июля 1809 г. Сабир был перевёден из Таврического гренадерского полка тем же чином в Лейб-гвардии Семёновский полк. Очевидно, что это назначение было сделано лично Александром I, являвшимся шефом семёновцев. Вообще, такие линейные перемещения случались очень редко, поскольку официально чин подполковника в гвардии не существовал. Они допускались лишь по воле императора и только в преддверии полковничьей вакансии либо, в случае если таковая имелась, до истечения установленного срока выслуги. Но, видимо, у семёновцев подходящей вакансии не оказалось (возможно, всё-таки не хватило старшинства в чине), зато открылась вакансия в соседнем Лейб-гвардии Преображенскому полку. 6 февраля 1810 г. Сабира перевели подполковником к преображенцам, где уже 12 февраля повысили в полковники, после чего 3 марта перевели обратно в Лейб-гвардии Семёновский полк. Таким образом, всего за 8 месяцев Сабир из армейского подполковника стал полковником гвардии, оставаясь адъютантом принца Георга Ольденбургского. Вся эта хитрая операция была нужна принцу очевидно лишь затем, чтобы возложить на Сабира обязанности начальника I-го округа водяных и сухопутных сообщений. Чин полковника гвардии делал его фактически соответствующим положению, чтобы на этой должности находились лица не ниже генерал-майора Корпуса инженеров. 3 августа 1810 г. приказом по Лейб-гвардии Семёновскому полку Сабира велено было числить в командировке в Корпусе инженеров путей сообщений, и он официально приступил к исполнению должности окружного начальника.

В марте 1812 г. принц Георг Ольденбургский отправился в Вильну к собиравшейся на границе армии. В воздухе пахло войной. Имея боевой опыт, Сабир хотел сопровождать начальника. Но принц письмом 24 марта 1812 г. вынужден был ему отказать: «Сколь ни приятно было бы мне удовлетворить желанию вашему и иметь вас при себе везде, где я находиться буду по особым от Государя Императора поручениям в армии, зная совершенно, что при вашей ревности к службе воинской, вы нашли бы там много случаев отличить себя и показать ваши достоинства, но я должен вам сказать, что отлучить вас от управления 1-м округом при нынешних обстоятельствах никаким образом невозможно. Отличная деятельность ваша, бдительность и опытность, какую уже вы приобрели в распоряжениях по всем частям, в настоящее время особенно нужны, так что вверить теперь управление сим округом другому новому начальнику было бы противно долгу моему и послужило бы к нарушению того порядка и устройства, в каком я часть сию вообще по возвращению моем видеть желаю. В сих уважениях я признаю необходимым оставить вас здесь при настоящих занятиях ваших, надеясь, что в отсутствие моё вы паче усугубите вашу деятельность в управлении толь важным округом. С моей стороны я могу вас уверить, что ревностная служба ваша и по сей части не останется без отличного воздаяния». Как бы в подтверждение последних слов, Сабир еще 14 марта 1812 г. был награждён орденом Св. Владимира 3-й степени.

В ночь с 14 на 15 декабря 1812 г. принц Георг Ольденбургский скончался. После его смерти служебное положение Сабира, числившегося в длительной командировке, становилось двусмысленным. В связи с этим 2 марта 1813 г. он был отчислен из семёновцев, произведён в генерал-майоры Корпуса инженеров путей сообщения и официально утверждён в должности начальника 1-го округа. На этом посту Сабир оставался следующие 7 лет и 29 марта 1820 г. вышел в отставку с мундиром.После этого И.И. Сабир прожил в столице долгую жизнь. За год до отставки, 31 января 1819 г., он женился на дочери действительного статского советника Любови Сергеевне Яковлевой (15.VII. 1797 -9.VI. 1854), обладавшей весьма значительным состоянием, в том числе каменными домами в Петербурге, крепостными в Петербургской и Ярославской губерниях, а также железными и медными заводами в Перми. От этого удачного брака Сабир имел сыновей: Михаила (17.111.1820-23.IX.1870, генерал-майор), Сергея (10.V.1822-10.11.1838), Иосифа (12. VI.1825-22.IV.1831), Николая (27.VII.1827-23.XI.1890) и Константина (18.VII.1830-?)8. В отличие от отца сыновья были православными. 30 апреля 1831 г. Сабир принял присягу на вечное подданство России и 4 июня вместе с женой и детьми был внесён в родословную книгу Санкт-Петербургской губернии, официально сменив свое «испанское» дворянство на российское. Умер И.И. Сабир 17 декабря 1864 г. Похоронили его в Петербурге на католическом кладбище в склепе под храмом Посещения Пресвятой Девой Марией Елизаветы (могила уничтожена в 1939 г.). Потомки И.И. Сабира не оставляли попыток узаконить свое изначальное родство. Наконец, в 1914 г. Николай II дал им право на ношение фамилии Сабир-де-Рибас. В настоящее время в Петербурге проживает представитель этой династии Константин Иосифович Сабир-де-Рибас.   





вернуться
 
 
© 2010 Вексиллогия - большая энциклопедия флагов.
Флаги всех стран и городов мира.
   Яндекс цитирования