Домой   Карта сайта   Контакты
ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
ФЛАГОВ
ФЛАГИ СТРАН МИРА
В нашей энциклопедии флагов собраны флаги более чем 200 стран и территорий мира.
Главная » Статьи » Императорские Университеты 1831-1855
Главная          Флаги мира          Вексиллогия          Статьи          Каталог сайтов          Контакты
 
 
Европа

Америка

Азия

Африка

Австралия





Императорские Университеты 1831-1855





Одним из первых постановлений николаевского царствования стал утверждённый 29 декабря 1825 г. проект новых мундиров для воспитанников учебных заведений Санкт-Петербурга с отличиями воспитанников одного заведения от другого.Проект касался четырёх существовавших в столице к тому времени общеобразовательных учебных заведений: Санкт-Петербургского университета, Благородного пансиона при университете, Санкт-Петер-бургской гимназии и Высшего училища. Он был предложен исправляющим должность попечителя Санкт-Петербургского учебного округа Д.П. Руничем в связи с тем, что «ныне, по новом устройстве сих заведений, в течение последних двух лет, число учащихся, особенно в Гимназии и Высшем Училище, нарочито увеличилось, и как каждому заведению присвоены особые права и преимущества, то потребна для них и особая форма мундиров».Существовавшая в учебных заведениях Петербургского учебного округа единообразная форма для учащихся  синий мундир с красными воротником и обшлагами  была дополнена галунными петлицами на воротнике, размер и количество которых различались по заведениям. Проектом предполагались петлицы («нашивки») также и на рукавах мундиров, но при утверждении они были отменены императором.


Кроме этого, тем же постановлением из общего числа служащих Петербургского учебного округа был выделен «класс чиновников, управляющих воспитанием», который «насколько возможно должен и по наружности быть близок к воспитанникам». В проекте упоминались мундиры инспекторов, их помощников, инспекторов над классами и комнатных надзирателей. Для этих чинов были разработаны образцы мундиров, форма которых была приближена к форме ученических мундиров (по-видимому, с шитыми золотом петлицами на воротнике и обшлагах). Для преподавателей же и чиновников канцелярской службы был сохранён общий мундир Санкт-Петербургского учебного округа с прежними различиями по разрядам шитья.

Рисунки мундиров учащихся и воспитателей, прилагавшиеся к проекту, утверждённому 29 декабря 1825 г., не сохранились, как и их описание (по крайней мере, нам в настоящее время они неизвестны). Мы можем предполагать, что они собой представляли, лишь по косвенным признакам. Это особенно досадно в связи с тем, что именно эта форма мундиров послужила отправным образцом для всей последующей студенческой и ученической формы эпохи Николая I.15 июля 1826 г. был утверждён новый штат Царскосельского лицея. Поскольку с 1822 г. Лицей был подчинён ведомству военно-учебных заведений, к штату прилагалась табель обмундирования, согласно которой одному воспитаннику Лицея были положены: фуражка тёмно-синего сукна с кожаным лакированным козырьком; мундир тёмно-синего же сукна с алыми воротником и обшлагами, с шитыми петлицами на воротнике (как и прежде, для старшего курса  золотыми, для младшего  серебряными); к мундиру  две дюжины золочёных пуговиц. Жилет белый «простой», а также жилет и брюки тёмно-синие с восемью малыми пуговицами. Сюртук тёмно-синий с алым воротником и «выкладкой» , с 18 пуговицами. Шинель серая, у воротника подбой и петлицы (клапаны) алые, к шинели  14 пуговиц. Швейцару лицея была присвоена придворная ливрея. Дядькам, инвалидам и прочим служителям полагались тёмно-синие сюртуки с красным воротником (без погон), синие же фуражки и брюки. Унтер-офицеры имели на воротнике и обшлагах золотой галун. На следующий день, 16 июля, были также утверждены штат и табель состоявшего при лицее Царскосельского благородного пансиона. Одежда пансионеров в основном соответствовала описанной в табели лицея, за исключением петлиц на воротниках мундиров и шинелей.

В августе 1826 г. Министр народного просвещения адмирал А.С. Шишков во время пребывания в Москве на коронации осматривал Московский университет и обратил внимание, что «учащиеся в состоящих при оном заведениях не имеют единообразной и определённой во всех отношениях формы одежды». По его предписанию попечителем учебного округа генерал-майором А.А. Писаревым были составлены описание и рисунки форменной одежды студентов и воспитанников учебных заведений Москвы: Московского университета, состоявшего при нём Благородного пансиона и единственной на тот момент Московской гимназии. Уже 6 сентября 1826 г. проект был представлен императору и утверждён.Для студентов Московского университета был установлен синий однобортный мундир с пуговицами красной меди; воротник и обшлага полагались по-прежнему малиновые, с двумя узкими золотыми галунными петлицами на воротнике. Согласно рисунку, воротник застёгивался наглухо, по-военному; по борту мундира нашивалось девять пуговиц, на обшлагах-же пуговиц не было. Костюм дополнялся синими панталонами навыпуск, с малиновым кантом, шпагой без темляка и треугольной шляпой. У студентов на казённом содержании, для отличия от «своекоштных», на плечах мундира нашивались узкие погончики того же синего сукна (эти погончики были впервые установлены для московских «казённых» студентов весной того же года)5.

Для воспитанников университетского Благородного пансиона устанавливался мундир по студенческому образцу, но с одной галунной петлицей на каждой стороне воротника. Шпаги им не полагалось. Такую же форму получили и «благородные пансионеры» Московской гимназии, но с серебряной петлицей и «белыми медными» пуговицами.Прочим пансионерам гимназии  «казённым» и «частным» (из детей разночинцев)  был присвоен синий однобортный сюртук с «белыми медными» пуговицами, малиновым воротником и того же цвета погончиками, синие панталоны навыпуск Пансион при Царскосельском лицее действовал в 1814-1829 гг.Учащийся одного из учебных заведений Санкт-Петербурга. Миниатюра работы П.Ф. Соколова. Ок. 1825-1830 гг. ГЭ.

В каталоге миниатюры Государственного Эрмитажа (Портретная миниатюра в России XVIII-начала XX века из собрания Государственного Эрмитажа. П., 1986) миниатюра подписана как портрет лицеиста А.П. Бакунина (?) и датирована временем около 1817 г. Эта атрибуция является несомненно ошибкой. Она была явно основана на сходстве изображённого мундира с мундирами Царскосельского лицея; однако имеются и различия (например, синие выпушка и подбой воротника), говорящие о том, что персонаж является воспитанником одного из Петербургских учебных заведений (университетского пансиона, высшего училища либо гимназии) 2-й половины 1820-х гг.М.А. Языков. Миниатюра работы И.Е.Эггинка. Ок. 1830 г. Лит. музей ИРЛИ. Согласно владельческой подписи, Языков изображен в мундире воспитанника Благородного пансиона при Императорском Санкт-Петербургском университетеи синяя солдатская фуражка с малиновым околышем. Похожая форма устанавливалась и для служительских инвалидных команд, состоявших при учебных заведениях Московского округа.Военный министр Д.А. Милютин, учившийся в пансионе Московского университета в 1829-1832 гг., впоследствии вспоминал: «Немедленно же облекли нас в форменную одежду, которая состояла из синего мундира или сюртука с малиновым воротником и золочёным прибором, сходная с формою университетских студентов, от которой отличалась лишь тем, что у них полагались на воротнике мундира две золочёные петлицы, у нас же  одна. Притом форма одежды у нас была обязательна и соблюдалась довольно исправно, тогда как в университете немногие лишь из студентов носили форменную одежду...».

В докладной записке Министра, прилагавшейся к утверждённому проекту, подчёркивалась цель установления новой формы: «дабы учащиеся, имея единообразное платье, приучались к порядку и к будущему назначению своему для государственной службы». Но студенческий мундир в те годы являлся не только дисциплинирующим фактором; он был также символом престижа, связанного с положением студента, и, как следствие, носился с удовольствием.  В начале 1831 г. в Комитете министров обсуждалась записка Министра народного просвещения князя К.А. Ливена о позволении студентам медицинских факультетов университетов иметь такой же тёмно-зелёный мундир (по форме военных медиков), какой был присвоен студентам Медико-хирургической академии. Комитет решил это представление удовлетворить и направил решение на утверждение императору. Документ вернулся 3 февраля с неожиданной резолюцией Николая I: «Вместо синего сукна, иметь во всех университетах мундиры всем студентам зелёные». Так в академической среде впервые вдруг возник разнобой между форменной одеждой преподавателей и учащихся. Чем было продиктовано такое решение императора, сказать сложно. Возможно, сыграло роль желание усилить дисциплину среди студентов, поскольку тёмно-зелёный цвет подспудно воспринимался более строгим, более близким к военному. Не будем забывать, что это было время польского восстания и студенческих волнений в Виленском университете, в результате которых в 1832 г. университет был закрыт, и даже упразднён весь учебный округ...

Утверждённым 27 февраля 1834 г. Положением о гражданских мундирах различия между учебными округами по цвету воротников были ликвидированы. На мундирах чиновников и преподавателей устанавливались воротники и обшлага тёмно-синего бархата (с сохранением различий по металлическому прибору и узору шитья), а на тёмно-зелёных мундирах студентов и учащихся  воротники и обшлага тёмно-си-него сукна, с петлицами на воротнике из золотого или серебряного галуна, по цвету пуговиц в округе (именно эти синие воротники упоминал Аксаков). Путовицы же в университетах предписывалось иметь с государственным гербом, а в прочих учебных заведениях  с гербом губернским. Покрой мундиров и сюртуков оставался «ныне существующий» (сюртуки были двубортные, офицерского образца; мундиры же гражданского покроя, но с глухим военным воротником). Фуражки полагалось иметь тёмнозелёные с тёмно-синим околышем.

В одном из комплектов рисунков, приложенных к Положению, сохранилось изображение студентов Санкт-Петербургского университета и Главного педагогического института (вновь учреждённого в 1828 г.). У первого из них воротник сюртука и околыш фуражки тёмно-синие, а у второго  голубые.Отсутствие в Положении о гражданских мундирах какого-либо упоминания о треугольных шляпах и шпагах для студентов (составители, по-видимому, этот момент просто упустили) при усилении контроля за соблюдением установленной формы привело к тому, что студенты совершенно перестали носить шляпы и шпаги и, по сути, потеряли качественное внешнее отличие от прочих учащихся. А в утверждённом 26 июля 1835 г. Общем уставе императорских российских университетов указывалось даже, что шпаги выдаются студентам при выпуске, вместе с аттестатами. Это положение противоречило всем прежде существовавшим узаконениям, на что обратил внимание и Министр просвещения граф С.С. Уваров в докладе 8 апреля 1837 г. императору, который пожелал вновь позволить студентам носить шляпы при мундирах и сюртуках. Министр высказался за разрешение носить студентам также и шпагу, не видя в этом «ни малейшего неудобства». Польза же представлялась ему очевидной. «С ношением шпаги как бы соединяется понятие о сохранении чести носимого мундира,  писал Уваров государю.  Студенты, резко отличаясь тогда от воспитанников средних учебных заведений и почитая себя как бы в службе, имели бы новое побуждение удерживаться от поступков, несогласных с правилами благовоспитанности и приличия».Император выразил согласие, и уже 12 апреля 1837 г. были утверждены и разосланы по учебным округам «Правила о форме университетских студентов» (см. врезку). Правилами узаконивалось ношение студентами треугольных шляп и шпаг без темляка, а также ношение летом белых брюк и отдание чести генералам, наравне с военными офицерами.



вернуться
 
 
© 2010 Вексиллогия - большая энциклопедия флагов.
Флаги всех стран и городов мира.
   Яндекс цитирования